Мэр Вознесенска Виталий Луков: Городская власть должна быть готова отчитываться ежедневно

Николаев, Политика — НикВести / 13:13, 15 Февраля, 2017
0
1168

Вознесенский городской голова Виталий Луков считает, что местная власть должна быть готова отчитываться перед горожанами не раз в год, а ежедневно. О проблемах, с которыми столкнулся на пути к укрупнению Вознесенска и созданию территориальной общины, об инвестициях, о программе "Безопасный город" и ее эффективности, об оппозиции в городском совете и эффективном взаимодействии власти и горожан мэр Вознесенска рассказал в студии НикВестей.

«Городская власть должна быть готова отчитываться ежедневно»

— У вас скоро состоится заседание сессии городского совета, судя по повестке дня, основной вопрос – это утверждение отчетов о вашей  деятельности за предыдущий год. Есть какие-то достижения, о чем будете отчитываться?

— Если бы мы ждали целый год, чтобы отчитаться, то грош цена была бы нашей работе. Это очередной процесс, которого требует законодательство. В целом, городская власть, органы местного самоуправления должны быть готовы отчитываться ежедневно о любой своей работе. Потому что есть вопросы, когда ты что-то обещаешь общине во время выборов, а есть вопросы, возникающие ежедневно как в жизни, семье, так и в общине. И здесь твоя реакция, реакция твоей команды, реакция общины на вызовы, которые возникают в большой семье под названием «Община» — это главный отчет, как мы реагируем и какие делаем выводы. Поэтому, это всего лишь очередной процесс отчетности, который требует закон, но это не является каким-то особенным событием, поскольку мы должны поменять и свое сознание, и сознание тех людей, которым мы служим.

— А перед горожанами уже провели отчет? Может быть, сборы какие-то проводили?

— Да, конечно. Это уже традиция, и я считаю, что она позитивная. У нас проходят ежегодные осенние встречи городского головы с общиной. Причем, мы пробовали несколько раз проводить такие встречи в официальной обстановке, но люди устали от политики, и им намного приятней, удобней и комфортней, когда ты приходишь к ним на территорию.

— О чем они говорят? Какие основные проблемы?

— Обо всем, что болит. Если люди приходят к власти, они говорят об одном, когда ты сам идешь к ним на территорию (мы поделили город на так называемые «школьные» округи, и на базе каждой школы провели такую встречу) — там озвучиваются индивидуальные проблемы каждой территории города.

— Это проблемы, которые решаются местным самоуправлением? 

— Как правило, да. Горожане уже знают, где заканчивается компетенция городской власти, и где начинается компетенция государства. Но есть моменты, где необходимо дополнительное разъяснение. И самое главное, чем хороши эти осенние встречи, мы имеем определенный бюджет на следующий год, и как раз осенью планируем расходы на следующий год. Если мне удается провести эти 10 встреч, они результативные, тогда появляется шанс сделать меньше ошибок.

— Тогда люди сами участвуют в распределении этого бюджета.

— Да, и мы видим, где больше «печет». Потому что проблемы есть в каждом районе города. Но после таких встреч ты четко видишь, куда в первую очередь направить организационные и материальные ресурсы, чтобы решить проблему. На все денег не хватает никогда, и не хватит. И, плюс, люди открыты. Ты как будто пришел к ним домой, они там чувствуют себя хозяевами на своей территории. Поднимаются вопросы, начиная от собак, пешеходных переходов, согнутого знака, и заканчивая более глобальными проблемами: автобусными маршрутами, пенсиями, субсидиями, зарплатой, организацией рабочих мест и так далее.

— Вы так отчитались по каждому такому школьному округу, провели встречи?

— Мало того, что отчитался, я еще и наслушался на каждом округе: все, что мы сделали, что не сделали, что не так сделали. Это классно, это значит, что человек чувствует, что он влияет на власть. 

— И соцопрос заказывать не обязательно.

— Это очень интересная и полезная вещь.

О проблемах с укрупнением города: «Встретился с серьезным сопротивлением РГА и народного депутата»

— Вы являетесь сторонником укрупнения Вознесенска за счет близлежащих сел, создания новой территориальной общины. С какими проблемами вы столкнулись?

— В начале реформы я встретился с серьезным сопротивлением районной государственной администрации и районного совета, а также отдельных людей, которые влияют на мнение жителей района. 

— Насколько я понимаю, вашими оппонентами как раз в присоединении сел являются глава района и народный депутат Александр Ливик?

— Да. Насколько мне известно, влияние райгосадминистрации, районного совета и народного депутата было весомым. И сколько бы я не обращалась и на сессии районного совета, и в прессе, и отдельно на встречах с сельскими головами о том, что это выгоднее для всех – к сожалению, меня не послушали. Сейчас созданы три объединенные общины вокруг Вознесенска. Будут созданы и другие. Нам удалось убедить одних соседей – это Новогригорьевский сельский совет: села Новогригорьевка и Раково. Я убежден, что выиграют от этого и город, и эти два села. Почему выиграет город? На территории сельского совета находится наш полигон твердых бытовых отходов и наши очистные сооружения. Таким образом, уже объединенная община гарантировано имеет на своей территории, на своей земле такой стратегический объект, как полигон твердых бытовых отходов. Плюс, это не просто захоронение, в Вознесенске уже начато строительство мусороперерабатывающего завода, но сейчас оно, к сожалению, приостановлено, потому в государстве нет четкой политики. У нас есть готовый проект, по нему уже выигран конкурс, мы привлекли средства. Есть начальная стадия строительства. Сейчас экономическое состояние в стране, и отношение государственной власти, кроме политических заявлений ничего нет, относительно необходимости переработки твердых бытовых отходов, тормозит этот процесс. Потому что небольшой город сам не может построить такой объект. 

— Чем государство должно помочь?

— Создать комфортные условия для бизнеса, все. Государство не должно мешать.

— Есть желающие строить завод?

— Конечно.

— Это переработка мусора или распределение?

— Там две очереди. Первая – это сортировочная станция, и второй блок — на него уже выделен земельный участок, есть проектная документация — это переработка мусора. Единственное, что мы не пошли вглубь — будет это переработка пиролиз  (термическое разложение органических и многих неорганических соединений, в узком смысле, разложение органических природных соединений при недостатке кислорода, – прим.) или это какие-то другие виды, есть разные технологии, например, превращение в жидкое топливо…

— Это в Новогригорьевке все, правильно?

— Да, это на территории Новогригорьевского сельского совета.

— Что нам говорит перспективный план, утвержденный Кабинетом Министров?

— Перспективный план по Вознесенскому району подстроен под это состояние вещей. Я бы не называл его перспективным планом в идеале. Тем более, уже сейчас, в самом начале – уже создано три общины, которые сформировались и там прошли выборы — они уже сейчас начинают осознавать, как им будет сложно без города. Потому что на территории города учится большое количество детей из тех же общин. А государство уже не дает денег на содержание  школ, а дает только на зарплату педагогическим работникам. На территории города – вторичная медицинская помощь и, в перспективе, госпитальный округ.  Государство опять-таки не дает денег на содержание, а дает только на зарплату медработникам. Все остальное должны общины сами обеспечивать.

— Местное самоуправление на уровне общин не вытянет финансирование социальных объектов?

— Это очень сложно. Есть еще музыкальная школа. В Вознесенской музыкальной школе половина детей – это дети из соседних общин. И стоимость обучения одного ребенка в музыкальной школе сегодня — 9 тысяч гривен в год. 

— А какая позиция по этому поводу у главы района, народного депутата Ливика?  Что они говорят? Почему нельзя объединяться с Вознесенском? 

— Мотивация была такая: вас город всех проглотит, закроет все школы в селах, и села умрут. Как будто они «шиковали» до этого времени. Это была первая мотивация. Второе, это то, что город якобы загнивает, там большие проблемы и город хочет объединиться с селом, чтобы село вытягивало экономику города. Это тоже… Но такая мотивация сработала на людей. Плюс, мотивация сельских голов тогда, которые были раньше, некоторые из них не выиграл выборы, но каждый хотел «подержать булаву». Причем, я открыто говорю: не факт, что обязательно поддержат Лукова. Вы объединяетесь не с Луковым. Если Луков вам не подходит, как руководитель, вы как район имеете приблизительно такое же количество избирателей, что и город. И если район объединится и найдет хорошего кандидата, он элементарно может победить Лукова, и у вас у объединенной общины, будет руководитель – представитель района, возьмет на себя ответственность». Для меня это не было основным.

— Это означает, что будут перевыборы, если вы объединяетесь – то вы идете на новые выборы.

— Конечно. И вообще мне это неудобно. Потому что это для меня дополнительная нагрузка избирательная, политическая, психологическая, давление на семью психологическое и так далее, но я просто понимаю, что так дальше нельзя.

— Как это происходит по процедуре? Потому что у нас тоже многие говорят о том, что перевыборы мэра Николаева можно организовать путем создания территориальной общины. Сначала принимает решение городской совет, потом сельский совет? Какая процедура?

— Процедура растягивается приблизительно на полгода. Городской голова или горсовет может быть инициатором обращения к соседней общине, только той, с которой есть географическая граница, относительно предоставления права на обращение. То есть, я вышел к городскому совету и попросил разрешения обратиться к соседней общине, с предложением объединиться. Это первое решение совета. Например, дают они мне такое разрешение. Потом я обращаюсь к этой соседней общине, и там, в течение месяца, проходят общественные слушания, на которых община дает добро на предварительное объединение с соседней общиной. Но тот, кто предлагает объединиться, фактически стает центром.

— Итоговое решение принимается в Киеве?

— Нет. Окончательное решение о целесообразности этой общины принимает областная государственная администрация, она наделена этим правом.

— Потом начинаются выборы …

— Если это соответствует перспективному плану и видно, что эта община потенциально способна, далее уже передается заявление в ЦИК. Но для таких городов областного значения как Вознесенск или Николаев, есть небольшая проблема: должны вноситься изменения в Конституцию, или создаваться другие законодательные акты, которые позволят быстро изменить административно-территориальное устройство Украины. Потому что город областного значения – это  отдельная административная единица. Если взять, к примеру, Веселиновский район, то там все просто: город районного подчинения, они в границах одного района, проводят объединение. Если город областного значения либо областной центр и еще одна община – то это как будто села из двух разных районов. Для этого нужно перекроить карту.

— То есть, это еще не быстрая история …

— Конечно. Но таких случаев сейчас в Украине много, около 20, поэтому сейчас Верховная Рада и Минрегион ищут законную быструю схему, как  можно, например, после того, как областная государственная администрация подтвердила способность новосозданной общины, она готовит в Кабмин представление, Кабмин –проект постановления Верховной Рады. И это на протяжении месяца решается, и тогда ЦИК принимает решение о выборах.

«Я призываю людей не быть равнодушными»

— Говорят, что во многом первые свои выборы вы выиграли благодаря Юрию Гержову. Сейчас он какое-то участие в жизни города принимает?

— Все говорят, и я даже говорю о том, что если бы на первых выборах Юрий Гержов при авторитете, который у него был, при той поддержке, которая у него была в области, при жизненном опыте, указал на какого-либо человека — за того человека и проголосовали бы. Действительно, это было полностью его авторитетное влияние. А для меня это был большой кредит доверия. У меня были, как у обычного человека, волнения, что Юрий Гержов сделает меня управляемым городским головой, и будет влиять на принятие решений. На самом деле, и в какой-то степени, к моему удивлению, Юрий Гержов даже будучи народным депутатом, абсолютно не влиял на принятие решений в городе.

— В настоящий момент?

— Тем более. Мы с ним встречаемся, общаемся. Мы с ним в достаточно хороших отношениях. Это человек, у которого можно многому научиться.

— В политику он возвращаться не планирует?

— Насколько мне известно, нет. У нас с Юрием Гержовым только в одном мысли не сходятся – это вопросе будущего Украины и в историческом аспекте оценки Украины. Все-таки, на него больше влияет комсомольское прошлое, поэтому мы тут пытаемся на эту тему даже не говорить. У меня свое убеждение, я более национально направлен, если так можно сказать. У Юрия Ивановича немного другие мысли по этому поводу.

— Скажем, консервативные.

— Да, но что касается хозяйственной деятельности, то он многому меня научил.

— Летом жители Вознесенска неоднократно перекрывали дорогу из-за грузовиков, которые вывозили песок из карьеров. Как эта ситуация разрешилась?

— Это пример, когда власть не может решить законным путем проблему, и не мешает людям решить проблему не совсем законным путем, если так можно сказать. 

— То есть, проблему люди решили?

— Мы решили эту проблему вместе. Но без людей я бы ее не решил, это однозначно. Люди без нашего участия тоже не смогли бы решить.

— Карьер продолжает работу?

— Карьеры работают, но через город песок не возят. Нам удалось общими усилиями, и я тут благодарен средствам массовой информации, которые подхватили эту тему в городе, удалось таким социальным давлением, плюс административными письмами заставить тех людей, от которых это зависело, выделить территорию и построить объездную дорогу вокруг Вознесенска от карьеров до железной дороги. И теперь каждые 40 секунд около двух школ, как это было раньше, машины не проезжают. Это то, к чему я и сейчас призываю людей — не быть равнодушными. Вот если видят, что власть не может, а, к сожалению, у нас, как у представителей власти, иногда есть какие-то законные рамки, которые не позволяют сделать определенные вещи. Но когда те, от кого это зависит, видят, что и у людей закончилось терпение, и власть своими административными действиями в одном векторе работает, тогда можно …

— И полиция?

— Про полицию не будем говорить. Они не мешали, и на этом спасибо.

— В прошлом году в Вознесенске состоялся инвестиционный форум. Какие-то результаты есть?

— Да, есть три результата: два позитивных, один негативный. Первый позитивный – это то, что нам удалось еще раз доказать, что община Вознесенска – это зрелая структура, которая может просто так делать хорошие дела. У нас был первый шаг, когда начали гореть шины на Майдане, мы объединились в городе и провели конкурс «Від щирого серця». Благотворительный аукцион — мы собрали 700 тысяч гривен, кроме того что помогали нашим военным на фронте, уже весной началась война, мы идеально отремонтировали на классном современном человеческом уровне детское диагностическое отделение. Это исключительно за средства общины. Люди сами, кто не мог дать деньгами – приходил работать руками. Из бюджета добавили около 100 тысяч гривен. Все остальное сделали за средства людей. И это направление добра хотелось бы постоянно поддерживать. Поэтому, прошло 2 года, а у нас возникло такое предложение провести в нестандартном виде инвестиционный форум. Назывался он «Вечеринка в стиле «Джинс», куда мы пригласили наших потенциальных инвесторов, а также небезразличных жителей Вознесенска, которые согласны были своим взносом начать создавать фонд поддержки для ремонта родового отделения. В Вознесенске оно, к сожалению, в достаточно неприятном виде, стыдно нам, мужчинам, что наши женщины рожают нам детей в таких условиях. Поэтому, было решено перенести родильное отделение в хирургический корпус, где рядом уже есть реанимация. Еще сейчас мы наших женщин перевозим с родильного отделения в реанимацию, если это нужно после оперативного вмешательства, либо транспортом или просто коляской. Это то, чего не должно быть, а две реанимации мы просто не можем профинансировать. Мы приняли такое решение: пригласили двух потенциальных инвесторов, которые согласились принять участие в этом процессе тоже.

— Это местные бизнесмены?

— Нет, это абсолютно новые игроки рынка на территории города. Первое, это швейная компания «Gregory Arber», Юрий Шпирт ее руководитель и собственник. Мы случайно с ним познакомились, он приехал в город, расспрашивать так аккуратно, можно ли в Вознесенске открыть свое дело, а Вознесенск вообще славится своим швейным производством. Причем, он боялся в том плане, что, если тут такой мощный швейный бизнес, то он есть в горсовете, есть влияние на городского голову, и никого чужого не пускают. 

— Получилось у него запустить?

— Элементарно.

— Сейчас «Arber» запустил производство в Вознесенске?

— Да.

— Когда это произошло?

— Это как раз в прошлом году. В начале года они заявили о своих намерениях, приняли участие в инвестиционном форуме, мы показали, что даже  предприниматели- швейники готовы честно конкурировать на рынке, чему Юрий Шпирт тоже был очень удивлен, плюс никаких дополнительных условий от власти не было, даже в виде каких-то детских площадок или чего-то подобного. Я им сказал: «Парни, вы заходите, станьте на ноги, а потом вы сами поможете городу». Зачем ставить какие-то условия наперед. 

И они за прошлый год создали 45 рабочих мест. Полностью уплачивают налоги в местный бюджет с каждого рабочего места. Средняя зарплата в прошлом году, было 4,5 тысяч гривен для швеи, это фиксированная зарплата. И, фактически, они вышли на наш рынок. Потом они выиграли конкурс на получение в аренду нежилого помещения, сейчас заканчивают там ремонт и хотят за два года вообще создать 200 рабочих мест.

— А вторая компания?

— Это позитивный опыт. Плюс родильное отделение, на которое мы собираем деньги, это тоже позитивный. А третий случай – негативный. Это компания «33 квадратных метра» — сеть магазинов на Юге Украины. Мы им помогали, и Мериков Вадим Иванович (экс-председатель Николаевской облгосадминистрации – прим.) отозвался на наше предложение, когда у них были проблемы.

— Это тот самый инвестор, которому мешал ГАСК? И тогда вмешивался губернатор.

— Да. Мы помогали, все в законных границах. Ждали, что будет классный объект, а они после открытия потеряли интерес к городу. Анализ показал, а мы все фиксируем, ведь местные налоги – для нас все, что официально зарегистрировали из 50-60 постоянно работающих только 5 человек. 

— На огромный супермаркет официально работает 5 человек.

— Плюс они до сегодняшнего времени не перезаключили договор на аренду земельного участка. Ведь на период строительства – один коэффициент, а при введении в эксплуатацию — другой, с большей арендной платой. К сожалению, никак не могу к ним подступиться.

— А контролирующие органы? Налоговая?

— Обращения были направлены везде: в налоговую, в прокуратуру города Вознесенска, в прокуратуру Николаевской области. Несколько дней назад занес письмо на имя главы облгосадминистрации. Заместитель главы облгосадминистрации пообещал полную поддержку. Надеемся, что таким образом мы все-таки заставим бизнес быть честным. Потому что эта компания зашла в бюджетообразующее поле нашего города, община их приняла с распростертыми объятиями, рассчитывая на честную игру. 

В Вознесенске есть несколько мощных предпринимателей, которые работают в той же сфере, в розничной и оптовой торговле строительными материалами и хозяйственными товарами. Предприниматели приняли, что это конкурентная среда и не должно быть сопротивления. А мы получили на рынке нечестного игрока. Да, они показывают, что у них есть гражданско-правовые договоры, но это – легальный уход от уплаты налогов. Город теряет. Им уже говорили о том, что придется использовать опыт борьбы с перевозчиками песка. А община Вознесенска достаточно мощная: если хочет чего-то добиться в законном плане – то мы это можем сделать. Я не угрожаю ни в коем случае, просто хочется жить в правовом обществе, когда идет равное, честное, конкурентное сосуществование.

«В Вознесенске намного спокойней жить, чем в тех городах, где есть центральное отопление»

— Вознесенск полностью перешел на автономное отопление. В городе не осталось коммунальных котельных. Как вам это удалось? Сколько понадобилось времени? Это, насколько я понимаю, какая-то городская целевая программа?

— Это основная заслуга Юрия Гержова, потому что уже около 15 лет этот процесс проходил в Вознесенске. Когда-то была такая государственная программа, была городская программа, где жилой сектор весь отошел от центрального теплоснабжения. Это тоже несет свои риски, и, наверное, используя опыт Польши и других государств, как Украина, лучше идти на внутридомовые котельные — одна котельная на один-два дома. Тогда это еще выгодней. Потому что в жилом секторе многоквартирной застройки есть определенные риски: эти квартиры строились с расчетом, что в вентиляционные каналы будет поступать воздух одного состава, а на самом деле туда подключаются и продукты сгорания котлов. Это ведет к определенному разрушению верхних частей вентиляционных каналов. Мы их уже все поменяли, отремонтировали, но это определенная нагрузка. И тут надо тоже быть аккуратным. Но однозначно, в городе сейчас намного спокойнее жить, чем в тех городах, где есть центральное отопление. У нас нет разрытых улиц, нет таких катастрофических платежей за тепло, особенно сейчас, когда стоимость газа для тех, кто продает тепло и стоимость тепла для населения в быту почти одинаковая. Это исторический процесс, но я не говорю, что нужно обязательно по нему идти.

— Но вы более независимы, чем другие города, которые на этой «игле», ожидая сначала решения «Нефтегаза»…

— Есть определенные опасности. Не каждый умеет хорошо пользоваться газовым котлом. Если ты живешь в одном подъезде с людьми, которые по разным причинам иногда себя ведут не совсем адекватно, и у них есть газовый котел… В плане безопасности, здесь есть определенные риски. Но что касается экономической независимости каждого владельца квартиры и социальной безопасности в городе – то это хорошо.

— Как у вас реализована программа «Безопасный город»? Она на балансе города или полиции?

— Мы сейчас, буквально неделю назад, по программе развития ПРООН подписали очередной грант для развития нашей системы «Безопасный город». Устанавливаем дополнительно еще 8 «умных» камер, которые на въездах в город будут иметь возможность считывать автомобильные номера, которые будут вводиться в базу. Все остается в собственности города. Полиции мы даем доступ, как пользователям, и покупаем большой экран в дежурную часть — все в руках полиции.

— Оборудуете и передаете в полицию, но находится в собственности города?

— Да, и сервер будет в собственности города и будет находиться в исполкоме. 

— Полиция пользуется им для раскрытия преступлений?

— Да. Очень часто Минимум 2-3 раза в месяц поступает обращение либо от полиции, либо от граждан относительно предоставления истории той или другой камеры. Самый показательный у нас случай, это когда где-то год назад, в городе появился антиукраинский месник, который расписывал город антиукраинскими надписями. И ни СБУ, никто не мог найти этого человека. После того, как общественность подняла в Интернете шум, СБУ все-таки отреагировали, им посоветовали посмотреть наши камеры, они взяли историю и с помощью видеонаблюдения города вычислили автомобиль, потом собственника и того, кто все это сделал. После того, как поговорили с этим человеком в СБУ и наши патриотически настроенные жители Вознесенска, с того времени никаких надписей не появляется. Мы ему предложили либо поменять на кого-то из наших на той стороне, если он так не любит наш край. Но он сказал, что будет жить тут. И второе, ему сказали, что все, что появится в городе «не так, как нужно – то будет его». Поэтому, сейчас он еще и охраняет город после этого случая. Но это действительно помогает. 

У нас камеры стоят на перекрестках, на пешеходных переходах, и очень часто после ДТП обращаются участники происшествия относительно копий видеозаписей.

Ну и мы спасли наш водоканал. У нас была очень серьезная авария в городе: перекинулся перевозчик, который перевозил животных – на экспорт везли в порты, и много животных погибло. Это был большой рогатый скот. Перевозчик подавал в суд на наше коммунальное предприятие, но благодаря тому, что там была камера, была запись, было видно, что был предупреждающий знак, было видно, что перед этим перевозчиком пять таких же машин проехали при нормальной скорости и ничего не произошло, было видно всю аварию, которая произошла. Поэтому, город сохранил деньги и в таком варианте. Это очень хорошая вещь, и она и дальше будет работать у нас.

— Я на местном форуме читал такую историю, что руководитель аппарата ваш, ремонтируя здание ЦПАУ, сделала ремонт у себя дома. Была назначена вроде как служебная проверка по этому факту. Какие-то результаты уже есть?

— Нет результатов. И доказательств нет. Можно же писать сейчас, слава богу, все. Но эта информация должна быть чем-то подтверждена. Пока что этот факт для меня известен только в виде устных сообщений. Для того, чтобы расставить «точки над «І» я по своей инициативе обратился в прокуратуру, что есть такая вот информация. Прокуратура наполовину ответила на мой вопрос о том, что конфликта интересов там нет, а что касается коррупционных рисков в той информации, то мы подали еще один запрос в прокуратуру, чтоб иметь четкий ответ: было или не было. Потому что так можно наговорить много чего. 

— Оппозиция взялась как-то за этот факт? Кто у вас в городском совете оппозиция? «Оппозиционный блок» или «Наш край», «Возрождение»?

— Оппозиция к чему или к кому?

— К городскому голове.

— Если к городскому голове, то это «Батьківщина», «Радикальная партия Олега Ляшко».

— А «Оппозиционный блок» у вас не оппозиция?

— Нет.

— У нас, кстати, тоже.

— Я вам скажу так. Это уже не тайна, что у нас есть в «Оппозиционном блоке» люди, которые более патриотично настроены, чем тем, кто пришел от партии президента. К сожалению. Все это зависит от того, насколько ты любишь свою землю, насколько ты являешься порядочным человеком.

— Какие основные требования оппозиции, которые звучат в сессионном зале или в СМИ?

— У нас разногласия с ними в нескольких вопросах. У них идет полный запрет на продажу земли в городе. У меня другая позиция, поскольку в соответствии с Бюджетным кодексом, бюджет развития города может наполняться исключительно из двух – трех источников.

— Так можно в аренду сдавать.

— Не всегда это удобно и экономически выгодно. Мы просчитывали. Речь идет только о земле не под жилыми домами. Речь идет о коммерческих объектах, где уже есть право собственности на здание, и земля там может принадлежать только им.

— В таком случае, действительно, это логично. 

— Мало того, что логично, это экономически выгодно. Мы продали в прошлом году земельный участок на 1 миллион 400 тысяч гривен. Просчитывали, чтобы получить эти же деньги в виде арендной платы, нужно около 25 лет.

— Для Вознесенска это существенно, потому что, если я не ошибаюсь, у вас бюджет развития около 10 миллионов гривен.

— Да, в лучшем случае. 

— И 1 миллион — это 10% бюджета развития.

— Да, это серьезная поддержка, тем более, что пути наполнения достаточно ограничены.

— Будем надеяться, что у вас все в городском совете будет в порядке, будет понимание и с депутатами.

Беседовал Олег Деренюга

Хочешь узнавать самые важные новости первым? — Подпишись на Telegram НикВестей
Николаев, Политика — НикВести / 13:13, 15 Февраля, 2017
0
1168
comments powered by Disqus
Loading...
Самое важное сегодня