Веселовская о команде мэра Сенкевича: «Мы дали им шанс, но можем их убрать»

Николаев, Политика — НикВести / 14:21, 21 Марта, 2017
0
2726

Событием №1 прошедшей недели по праву можно назвать общественные слушания по строительству кладбища в микрорайоне Кульбакино. За день до мероприятия в студии НикВестей побывала депутат Николаевского горсовета от фракции «Оппозиционный блок» Лариса Веселовская, которая одна из первых «подняла тревогу», узнав о планах обустроить кладбище у нее на округе.

С какими настроениями «оппозиционеры» готовились к слушаниям, и что осталось от данного ими кредита доверия команде Сенкевича. Об этом и другом в интервью НикВестей с Ларисой Веселовской.

На прошлой сессии городского совета почему-то, 90% времени было посвящено переименованию ранее уже переименованной улицы Шептицкого, а не тому, чтобы решать вопрос с размещением кладбища. Не только я, а и другие жители города наверняка задавались вопросом: «Неужели нет других проблем в городе? Неужели решен вопрос с кладбищем и другие важные вопросы? Почему депутаты городского совета должны этим заниматься?»

— Вопрос о предстоящих общественных слушаний, который назначен на 18 марта, действительно, остро стоящий. До вчерашнего дня мы думали, что они, действительно, назначены на завтра управлением архитектуры во главе с Анной Палехой. Мы к ним готовились. Вчера активисты приходили на сессионное заседание и Геннадий Задырко пытался донести информацию. Если вы помните мое предыдущее выступление на 16-й сессии городского совета, я открыто сказала нашему мэру и управлению архитектуры, что кладбища в Кульбакино быть не может, потому что это грубое нарушение законодательной базы, а также генерального плана города и зонинга, но я не уверенна, что была услышана. На 17-й сессии городского совета мы присутствовали группой активистов Кульбакино, изложили вопросы, которые нас волновали, но это было в формате информационного сообщения, потому что никто не отреагировал.

— Мэр Николаева сказал журналистам, что завтра будут не общественные слушанья, а презентация. На сайте городского совета эта информация не подтверждается, но Александр Сенкевич заявляет, что будет именно презентация – для меня это стало новостью. Так что же будет завтра?

— Для вас стало новостью, что завтра будет презентация детального плана территории микрорайона «Богоявленский», для меня это также стало новостью, ведь я об этом узнала только сегодня. Начиная с 23 января все общественные слушанья начинаются с грубых ошибок.

— Вы имеете в виду попытки их инициировать?

— Анна Палеха объявила общественные слушанья 23 января 2017 года с нарушением законов. Мы не увидели ответственного за эти слушанья, а также было сказано подавать свои предложения с учетом законодательной базы.

— Обычно, общественные слушанья проводит управление, которое занимается связями с общественностью, но в этот раз их проводит управление архитектуры по-своему.

— Анна Палеха все делает по-своему и совершенно не так, как мы читаем в законах. Начнем с малого: мы рассматриваем детальный план территории микрорайона, который находится в Корабельном районе, почему мы рассматриваем его на Адмиральской,31. Таким образом, его можно рассматривать и в любом другом городе. Я не понимаю, почему жители Широкой Балки и Кульбакино не могут рассмотреть этот вопрос локально в своем доме культуры, почему нас заставляют ехать в центр города?

— Мэр неоднократно озвучивал, такое мнение: переименование улицы, благоустройство, размещение кладбища – вопросы всего города, а не только тех, кто живет поблизости этой территории.

— Первая ошибка в том, что мы не рассматриваем непосредственно вопрос о размещении кладбища, мы рассматриваем детальный план микрорайона, который имеет 4 варианта – рекреационная зона, садовые участки, промышленная зона и кладбище. Если мы будем там делать рекреационную зону или садовые участки, важно ли это для всего города? Думаю, что нет, это важно для жителей Широкой балки и Кульбакино. Мы не хотим обсуждать только кладбище, для нас важна рекреационная зона и мы не отдадим ее без боя.

— В чьей компетенции эти вопросы?

— Управление архитектуры, Анна Палеха. Вице-мер Антон Турупалов куда-то пропал.

— Антон Турупалов с трибуны заявил, что погулял по Кульбакино и очень устал, после чего вынужден уйти в отпуск. Я хотел бы понять все-таки вашу позицию. Вы депутат «Оппозиционного блока» и представляете оппозицию в городском совете, но при этом вы голосуете за структуру, в которой увеличивается штат управления архитектуры, за утверждение на должности вице-мэра Антона Турупалова, который, оказывается, не защищает интересы ваших избирателей, а попирает их. Вы помогаете Сенкевичу, голосуя за его исполком и возвращаетесь в Кульбакино, где жалуются жители и вот что вы им говорите?

— Не вижу связи, проблема может возникнуть в любом районе и это никак не связано с назначением в исполкоме или с его структурой. Мы же сегодня обсуждаем общественные слушанья, давайте определим формат.

— Скажите, когда появилась угроза появления кладбища в Кульбакино?

— Это нельзя назвать угрозой, 26 января появился графически изображенный проект.

— А до этого вы сами проголосовали за всех тех чиновников, которые за это в ответе. Вот в этом связь. Вы им доверили и вот что получилось, поэтому хочу спросить оправдали ли они ваше доверие?

—На сегодняшний день, могу сказать, что у меня очень много претензий к Анне Палехе, руководителю управления архитектуры.

— А зачем вы тогда голосовали за назначение Анны Палехи и Антона Турупалова?

— Я голосовала за исполком, и считаю, что главный архитектор должен нести ответственность за своих подчиненных, так строится иерархия.

— А депутат должен нести ответственность за то, что утвердил такого вице-мэра, проголосовал за положение управления архитектуры, структуру такую утвердил. Вы им всем помогли, разрешили работать над этим. Зачем вы им помогали?

— Мы помогли, дали шанс. Точно таким же голосованием можем их убрать с этих должностей, почему нет?

— То есть вы не против них, вы согласны с их действиями или вы дали им шанс?

— Вы сейчас неправильно подводите. У нас нарушения со стороны управления архитектуры и последняя точка за Анной Палехой, вот когда она скажет: «Я сказала здесь будет кладбище», вот тогда я и скажу, что она не соответствует своей должности. Потому что нарушений быть не должно, а она, как главный архитектор, должны были ликвидировать их в самом начале, когда проходил градостроительный совет, 26 января. Когда почетные люди города и почетные архитекторы и отметили, что не видят в этом проекте кладбища.

— Я просто себе представлял, что депутаты оппозиции должны не подставлять плечо, а быть против действующих положений – искать проблему, критиковать и доносить эту информацию своим избирателям. Например, я выступаю против однополых браков, но при этом согласен дать им шанс. Как можно быть против, но одновременно давать шанс? Таким образом и вы: находитесь в оппозиции, но даете шанс, а потом возвращаетесь в Кульбакино, а люди вам жалуются на власть.

— Вы хотите сказать, что мы проголосовали и должны молчать? Мы не молчим. Мы избрали исполком, проголосовали за того же Антона Турупалова и теперь говорим ему и Анне Палехе, что они действуют не в законодательном русле и, если вы не прекратите свои действия мы, как оппозиция заявим о несоответствии занимаемых должностей. Почему мы не имеем права дать возможность.

— Антон Турупалов в отпуске, соответственно, как и мэр не приедут в Кульбакино, это будет бенефис главного архитектора?

— Вот и посмотрим, что она нам расскажет. Хочу вас спросить, почему именно за 2 дня до общественных слушаний архитектура объявляет, что будет презентация, почему не за 2 месяца? Я не могу понять этих чиновников.

— Я думаю, потому что чувствует, что ей все  можно и, что в зале нет никакой критики, и если что-то случится, то главный архитектор скажет, что они так договорились с мэром. Мэр в свою очередь решит эти вопросы в сессионном зале, точно так же, как и с исполкомом, структурой и вице-мэрами.

— Не согласна с тем, что в зале нет критики, 16-я сессия городского совета, моя пламенная речь, давайте вспомним. Я ничего плохого не сказала Сенкевичу, но конкретно обозначила все нарушения.

— К вам лично, как к депутату претензий нет. Вы очень активны, тем более что вы впервые в этом статусе. Вы до этого занимались вопросом по количеству детей, которые оздоравливаются в Николаеве, к вашей активности вопросов нет. Я говорю об отношении власти и оппозиции в сессионном зале.

— Если вы хотите об этом говорить, то лучше пригласить Игоря Дятлова и он вам расскажет, почему наше мнение именно такое. Такие вопросы вы мне задаете, потому что я молодой депутат и не смогу вам ответить.

— Просто пользуюсь случаем, потому что вы пока единственный представитель этой фракции в нашей студии и, думаю, что вы передадите ему, что его мы тоже  ждем.

— Все вопросы, которые только что прозвучали, больше относятся к лидеру партии, который и сможет вам ответить.

— Вернемся к вопросу с размещением кладбища – если не в Кульбакино, то где?

— Я много раз говорила об этом, но этот вопрос все время «заминается». Во время мэрства Юрия Гранатурова был отведен участок между Херсонским и Баштанским шоссе, была сделана проектно-сметная документация, выделено 56 гектар и 723 тысячи гривен.

— Юрий Гранатуров вместе с Вадимом Мериковым решили эту проблему и все было хорошо, пока мэр города Александр Сенкевич не остановил этот процесс, тем самым создал себе новую проблему и решает ее теперь в Кульбакино. Вы чувствуете, что угроза миновала?

— Я думаю, что мы подошли только к первой преграде, которую мы попробуем преодолеть и, надеюсь, сумеем направить эту презентацию в нужное русло. Поймите меня правильно, то заявление, которое до сих пор висит на сайте городского совета и его не исправили, то я не знаю, как завтра Анна Палеха будет рассказывать это кульбакинцам и жителям Широкой балки, которые обязательно приедут на общественные слушанья.

— На чьих автобусах все же собираетесь ехать, Ильюка или Сенкевича?

— Я не знаю, смогу ответить только вечером. Видя, что проблема очень острая, нас поддержал завод «Заря» и выделил автобус, а также директор завода «НАРП» и теперь у нас точно есть 2 автобуса, в которые мы можем посадить людей. У жителей этих микрорайонов есть также личные автомобили, ну и маршрутные такси Кульбакино, которые мы попытаемся направить по нужному маршруту. Надеюсь, что мэр сдержит обещание и выделит автобусы, пока мы их не видели.

— Пользуясь случаем, а вас устраивает движение маршруток?

— Нас не устраивает движение маршруток после 20:00, но это снова вопрос не сегодняшнего дня, хотя его нужно поднимать. Мы говорили об этом Антону Турупалову, но он нас не услышал.

— Но вы же можете сказать: «Антон Турупалов, я за вас голосовала, где ваша совесть?»

— Такое обращение по поводу «маршруток» и кладбища было сразу после голосования, на что он сказал, что поедет и посмотрит все сам. Он вместе с главой администрации Корабельного района поехали туда, ходили по полю, но почему-то не заметили огромную кучу мусора, которая в Широкой балке скопилась не за один год, также не заметили прорыв канализационных труб. Очень интересно на канализационных трубах благоустраивать городское кладбище. Между Кульбакино, Широкой балкой и очистными сооружениями Галициновки проходит канализационный коллектор. Они заметили только прекрасное поле под кладбище, как прекрасно с 9 этажа смотреть на могилы и кресты. Раньше с окон было видно радугу и ходили отдыхать в рядом расположенную зеленую зону.

— На собрании жители микрорайона доверили представлять свои интересы Игорю Дятлову в вопросе о размещении кладбища, но возвращаясь к вчерашней сессии, могу сказать, что не помню, чтобы Игорь Дятлов решал эту проблему, он занимался переименованием улицы Шептицкого. Люди, которые вчера смотрели трансляцию, наверное, задались вопросом «Зачем же мы доверили ему решение этого вопроса, а он не нами  печется».

— Олег, разве вопросы решать можно только на сессии городского совета?

— Я думаю, что основные именно там, потому что то, что звучит в сессионном зале – главная повестка дня. Возможно, есть и другие варианты, расскажите о них?

— На собрании люди сказали: «Мы верим Игорю Дятлову» и это очень большой посыл. Было 400 человек, но не все хотели регистрироваться и показывать свои паспорта. Приехать на общественные слушанья собираемся намного большим количеством людей, сколько – не скажу. Собрание проводилось в рабочий день, и многие жители Кульбакино работают в городе, поэтому к 17:00 не все смогли приехать.

— Я помню, как выступала одна женщина на собрании и требовала импичмента Александру Сенкевичу. Я там не присутствовал, видел только видео, хочу спросить аплодировал ли «Оппозиционный блок» этому заявлению?

— Я не наблюдала аплодировал ли «Оппозиционный блок». Но я знаю, что если вопрос кладбища в Кульбакино не будет решен, то он может выйти в русло импичмента Сенкевичу, потому что на сегодняшний день люди настроены воинственно. Завтра не будем молчать, мы выступим на этом собрании непонятного формата, чего мы хотим. Мы хотим сохранить свою рекреационную зону. Хочу, чтобы все, кто будет смотреть эту программу поняли, что мы не выступаем против кладбища, мы будем защищать проект микрорайона Богоявленский с вариантом «рекреационная зона», который 100% соответствует закону, генеральному плану и зонингу города.

— Если мэр не сможет посетить завтра мероприятие с жителями микрорайона, то сможет посмотреть видео.

Олег Деренюга, НикВести

Хочешь узнавать самые важные новости первым? — Подпишись на Telegram НикВестей
Николаев, Политика — НикВести / 14:21, 21 Марта, 2017
0
2726
comments powered by Disqus
Loading...
Самое важное сегодня