Международный суд ООН: юридический «фронт» борьбы с Россией

Украина, Политика — НикВести / 15:42, 03 Апреля, 2017
0
1554
Публичные слушания по делу Украины против РФ в Международном Суде, Гаага, 06 марта 2017.

В марте 2017 года государство Украина открыло новый "фронт" борьбы с Россией, наряду с существующим уже военным и информационным – юридический. И поскольку ставки для обеих стран очень высоки, то Кремль, несмотря на внешнюю респектабельность процедуры, задействует для своей победы в суде не только ораторское мастерство своих адвокатов, но и с новой силой применит меры информационного и даже силового характера воздействии на Украину.

В Международном суде ООН с 6 по 9 марта в Гааге состоялись слушания по иску Украины о введении временных мер воздействия против России в деле «Применение Международной конвенции о борьбе с финансированием терроризма и Международной конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации».

Следует учесть, что данные слушания, а также большой иск Украины в Международный суд ООН (16 января 2017 г) для привлечения РФ к ответственности за поддержку терроризма и за дискриминацию этнических украинцев и крымских татар во временно оккупированном Крыму – так как Россия нарушила две соответствующие конвенции (Международную конвенцию о борьбе с финансированием терроризма от 1999 года и Международную конвенцию о ликвидации всех форм расовой дискриминации 1969 года) – не одно и то же.

Эти два дела (временные меры воздействия и основной иск) рассматриваются отдельно – хотя и связаны опосредованно.

Украинская сторона обратилась с этим запросом к суду - применить к России временные меры, чтобы связать руки Кремлю на международной арене: влияние международного сообщества на Москву должно предотвратить дальнейшую эскалацию ситуации и ухудшение безопасности на востоке Украины хотя бы на время общего рассмотрения иска.

Что даст Киеву введение «временных мер»

Подействует ли решение суда на практике и прекратит ли Россия моментально вести свои боевые действия на украинском Донбассе и вооружать местных террористов? Вряд ли. 

Однако положительное решение Международного суда в вопросе временных мер имеет для Украины в первую очередь морально-психологическое и идеологическое значение, поскольку даст хороший сигнал: суд готов воспринимать аргументы украинской стороны в будущем рассмотрении в Гааге основного иска Украины против России.

На практике Киеву очень важно получить решение Международного суда ООН, которое будет иметь для России обязывающий характер (прекратить на момент рассмотрение дела поддержку НВФ, поставок оружия и т.п.) В этом случае украинская сторона будет пристально наблюдать за выполнением решения, а в случае если РФ не прекратит свои действия – каждый раз будет апеллировать к суду и ставить ему на вид нарушения российской стороны.

При этом надо понимать, что и для Украины суд выдвинет обоюдные требования (например, прекращение огня и т.п.). Поэтому следует готовиться к инфоркампании Кремля по дискредитации Украины, где будут звучать обвинения Киева в «нарушениях» решения суда.

Свое решение по иску украинской стороны о временных мерах Международный суд ООН должен принять в течении месяца-полтора – таким образом, шанс его увидеть есть даже в апреле.

Теоретически существует три варианта решений:

  • суд принимает положительное решение о применении временных мер противодействия
  • суд принимает положительное решение о применении временных мер противодействия, но не в той мере, как настаивала украинская сторона
  • суд отказывает Украине в применении временных мер противодействия России

Но даже третий (негативный) сценарий никак не повлияет на дальнейшую процедуру рассмотрения большого иска Украины против России. Правда, при этом надо осознавать, что тогда украинской стороне придется более качественно готовить доказательную базу российских преступлений на украинском Донбассе и Крыму.

Этот большой процесс начнется вызовом участников (украинской и российской делегаций) в Гаагу и заслушиванием решения суда о результатах рассмотрении иска Украины по вопросу временных мер противодействия России.

Затем суд доведет сторонам временной график подготовки и подачи ими необходимых процессуальных документов. После этого украинской стороне будет предоставлено 9 месяцев для подготовки соответствующего меморандума. Столько же времени получит российская сторона для подготовки своего документа. И только потом состоятся устные слушания, которые будут длиться тоже на протяжении 9 месяцев.

Таким образом, все рассмотрение дела займет 2,5 года.

Аргументы/контраргументы

Состоявшиеся в марте слушания в Международном суде ООН по иску Украины о введении временных мер противодействия России показали тактику защиты российской стороны.

Представитель РФ Роман Колодкин (слева) во время время заседания по делу Украины против РФ в Международном Суде, Гаага, 06 марта 2017 года.

Во-первых, стали видны разногласия между сторонами по поводу самой Международной конвенции о борьбе с финансированием терроризма – в части права и фактов. Так, Россия доказывала, что эта Конвенция в данном случае применятся вообще не может, так как ситуация на востоке Украины якобы касается преимущественно гуманитарного права, а не ответственности государств.

Украинская же сторона в свою очередь доказывала, что одни и те же люди могут воевать как против военных, так и убивать мирное население (приводился пример ИГИЛ).

Во-вторых, Россия обвинила Киев в «навешивании ярлыков» на народ Донбасса, называя их террористами – ибо только Украина признает их террористами и больше никто другой в мире. Кроме того, на временно оккупированной территории погибло больше мирного населения.

В-третьих, российская делегация традиционно описывала ситуацию в историческом контексте: «в Киеве победила хунта – народ Донбасса испугался – потом отмобилизировался и вооружился». А значит вопрос касается только гуманитарного права – «народ воюет с хунтой».

В-четвертых, Россия пыталась доказать, что временные меры вводить нецелесообразно так как они «войдут в противоречие с Минским процессом». В свою очередь украинская делегация отвечала, что «даже государство вынуждено вести переговоры с террористами».

И в-пятых, российская сторона активно использовала отчеты СММ ОБСЕ, Комиссара по правам человека, Красного Креста – подчеркивая, что ни в одном отчете СММ нет упоминания об имеющихся фактах терроризма. Украинская же сторона при этом подчеркивает, что функция СММ ОБСЕ и не состоит в предоставлении характеристик (к слову, точно об этом же говорит постоянно и сама Миссия).

В целом, Россия защищалась в суде нагло и агрессивно. Их аргументы преимущественно очень прямолинейны и часто на уровне «ляпов» (например, что оружие боевики нашли «в шахтах» Донбасса).

Правда, эффективным можно считать намек российского представителя на существующие конфликты в других регионах мира и их последствия: «Если Международный суд признает РФ виновной, то что тогда делать с другими странами, которые, например, ведут боевые действия в Сирии?».

Крымский вопрос

Слушания по вопросу нарушения Россией «Конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации» были менее противоречивыми и менее эмоционально напряженными.

В данном деле российская делегация не оспаривала само право применение конвенции – так как считала факт рассмотрение судом этого права «на территории РФ добрым знаком». Однако она настаивала, что РФ Конвенцию не нарушает.

Аргументы российской стороны состояли в том, что в Крыму конституционно закреплено три государственных языка, «однако никто не хочет учить украинский язык».

Все якобы «в порядке» и с правами крымских татар. Россия мол борется только с радикалами и террористами и«это не имеет отношения к национальной принадлежности». Запрет же Меджилиса россияне объясняли тем, что члены этого органа одновременно входят в состав запрещенной в России Хизбут-Тахрир.

Украинская же сторона указывала, что российские представители ссылаются на колаборантов, которые не представляют украинский народ – в то время как Меджилис признан на международном уровне.

Судебный интерес

Опрошенные LB.ua эксперты считают, что судебный процесс будет однозначно сложным.

Во-первых, из-за того, что это будет вообще первый в практике Международного суда ООН процесс, который рассматривает именно нарушение Конвенции о борьбе с финансированием терроризма.

Во-вторых, суд в Гааге традиционно пытается уклониться от вопросов, касающихся политических аспектов, и никогда не горит желанием отягощать себя лишней работой. Правда, сейчас он не может подойти к иску формально или даже закрыть глаза на аргументы украинской стороны – в нынешних геополитических условиях для него это будет очень рискованно.

"Тень сомнения"

Для России этот суд имеет серьезные репутационные риски для страны. Даже при самом худшем сценарии (проиграше Украины в суде) Россия будет вынуждена на протяжении 2,5 лет нервничать. Сейчас же ее представители успокаивают себя тем фактом, что США в свое время проиграли суд против Никарагуа и в результате не выполнили решения. Однако те геополитические условия кардинально отличаются от нынешних. Да и Россия – совсем не США.

Интересно то, что и сама Россия не слишком уверенна в своей победе на судебных слушаниях.

Во-первых, представитель российской делегации Роман Колодкин пытается отойти от участия в украинском вопросе – он уже выставил свою кандидатуру на должность судьи в Международном трибунале по морскому праву, выборы в котором состоятся в июне.

Во-вторых, судья Международного суда ООН, представитель РФ Кирилл Геворкян взял самоотвод при участии в слушаниях (его место временно занимает гражданин РФ Леонид Скотников).

Леонид Скотников

Международные суды – важный фактор внутренней и внешней политики Украины

Для Украины этот (и другие, еще только запланированные судебные процессы), являются важным фактором внутренней и внешней политики страны. И чтобы их не проиграть Киеву уже сейчас не следует допускать таких шагов, которые бы в дальнейшем могли усилить аргументацию российской стороны.

Например, следует блокировать различные инициативы (в Верховной Раде, органах центральной и местной власти), направленные на углубление межконфессионального, языкового или иного раскола между гражданами Украины.

Также всем украинским госорганам следует «играть одной командой». Например, минюст в течении года так и не отреагировал на обвинения российской стороны в монтаже фотографий (номера танков), представленных Международному суду по правам человека (Страсбург) – что дало возможность российской делегации говорить о правдивости их позиции.

Что касается политики внешней, то здесь не обойтись без информационно-просветительской работы как нашими дипломатами, так и представителями гражданского общества: политологами, экспертами или журналистами – чтобы объяснить и поддержать позицию Украины.

Очевидно, что в «фашистов» и «хунту» в Украине даже на западе давно никто не верит. Но о том, что оккупация Крыма и дальнейшая война на Донбассе – никакая не «гражданская война» и тем более не следствие Евромайдана, а часть российского плана по удержанию Украины в зоне своего влияния – это стоит объяснять часто, везде и основательно.

«Не допустить вступления Украины в Евросоюз и НАТО – абсолютно железный план Путина, он ему привержен на 120% и использует для достижения цели все возможные инструменты. Сначала Путин аннексировал Крым, создав тем самым в Украине неурегулированный территориальный спор. Именно по этой причине Украина уже не может вступить в НАТО. После Путин пошел путем внутренней дестабилизации востока и юга Украины, в расчете на то, что часть регионов между Луганском и Одессой будут де-факто управляться из Москвы. Так что о реальной евроинтеграции Украины пока речи быть не может», – уверен российский политолог Станислав Белковский.

Эти же цели неоднократно подтверждали и ставленники Москвы на Донбассе. «Донбасс и Крым – это те причинные места, за которые мы держим Киев, чтобы он не вздумал вступать в НАТО или в Европу», - так объяснял цели «русской весны» один из российских колаборантов, «народный губернатор ДНР» Павел Губарев.

Павел Губарев

К слову, точно также Москва планировала недавно сорвать вступление в НАТО Черногории, запланировав там госпереворот и даже убийство премьер-министра – но только благодаря совместным усилиям запада и местных властей, которые учли украинский опыт, новой войны на Балканах удалось избежать. Хотя бы временно.

Следует четко осознавать, что из-за неблагоприятной внешней конъюнктуры (Россия стала «токсичной», с ней опасно иметь дело) Кремль сконцентрируется на противодействии про-украинского судебного решения, действуя внутри Украины – создавая здесь условия, чтобы ослабить украинскую позицию защиты.

Россия будет пытаться переложить свою «токсичность» на Украину. Цель этих действий – продемонстрировать всем, что это якобы несостоятельное государство, неспособное поддерживать порядок, в котором царят нетерпимость, экстремизм, беззаконие и хаос.

Для этого в ход наверняка пойдет весь арсенал провоцирования внутренних конфликтов: межнациональных (между украинцами - поляками, украинцами - венграми и т.п.) и межконфессиональных (между УПЦ Киевского и Московского патриархатов, украинцами - евреями, прочее). А учитывая недавнюю серию терактов и диверсий (убийство экс-депутата Дениса Вороненкова в центре Киева, обстрел из гранатомета диппредставительства Польши ,подрыв складов вооружений в Балаклее и т.п) нельзя исключать даже и радикальных вариантов воздействия на задействованных в судебном процессе участников.

Поэтому готовым надо быть к всестороннему отражению атак Кремля – сражения на «юридическом фронте» обещают быть не менее судьбоносными. 

Игорь Соловей, LB.ua
Хочешь узнавать самые важные новости первым? — Подпишись на Telegram НикВестей
Украина, Политика — НикВести / 15:42, 03 Апреля, 2017
0
1554
comments powered by Disqus
Loading...
Самое важное сегодня