«Есть проблема» – Омельчук о реализации «Теплого дома», компетенции чиновников и масштабных проектах в Николаеве

Николаев, Политика — НикВести / 12:25, 06 Июня, 2017
0
1936

Заместитель Николаевского городского головы по вопросам энергоэффективности Александр Омельчук признал, что пока нет конкретных результатов в работе подчиненного ему Департамента энергосбережения и энергоэффективности. Кроме того он согласился, что во многих вопросах чиновники попросту недорабатывают. Отдельно прозвучало, что в городе, помимо «Теплого дома», отсутствуют масштабные инфраструктурные проекты, масштабные реконструкции.

В студии НикВестей, самым частым комментарием по данным позициям у Александра Омельчука были слова: «Есть проблема».

Предлагаем нашим читателям текстовую версию общения с чиновником.

— В студии НикВестей общаемся Александром Омельчуком – вице-мэром по энергоэффективности. Я благодарен вам за то, что вы отреагировали на мое сообщение в Facebook относительно тех платежей и цен, которые насчитали за отопление николаевцам весной. Скажите, что случится, если никто не отреагирует на ваше письмо, направленное в николаевскую ТЭЦ или «Николаевоблэнерго» или, если это будет другой какой-то случай? Что вы будете делать в таком случае?

— Хороший вопрос, но я хочу вас поблагодарить за то, что вы очень четко ловите вот такие острые моменты, потому что буквально недавно уже были подобные обращения. Действительно, государственные предприятия, которые генерируют тепло, являются фактически монополистами в этой сфере, не подчиняющимися напрямую органам самоуправления. Сложно влиять на решение вопросов, особенно в контексте, в котором вы сказали, вы же понимаете, что будет, если вы обратились, а вас, грубо говоря, послали. Учитывая, что вы написали об этом в Facebook, тем самым мы с вами придали публичности этой проблеме, поэтому мне самому было интересно. Вы, как профессионал, сами знаете, что публичность в проблемных вопросах помогает получить реальные ответы, тем более что запрос я сформулировал таким образом, что очень сложно будет ответить какую-то ерунду наподобие «вы знаете, мы сами тут ничего еще не понимаем». Я запросил предоставить методику, нормативную базу, базовые показатели, по которым делается перерасчет, поэтому, когда мы получим ответ, и мы увидим, что все посчитано по желанию и на собственное усмотрение монополиста, то будем реагировать с точки зрения власти и органов самоуправления, потому как мы можем интерпретировать по-разному эти данные, в зависимости от того, как они подготовлены. Предлагаю просто дождаться ответа и тогда об этом говорить.

— Рычагов влияния, как я понимаю, никаких нет?

— Прямых, к сожалению, нет. Но это предприятие находится в городе, на городской земле, в пределах нормативных актов, которые работают у нас в городе, есть сессия городского совета, которая также может реагировать на разные возможные варианты развития событий. Сказать, что совершенно никаких рычагов влияния нет – мы не можем, они есть, но просто не закреплены законодателем.

— Не зависимо от действий монополистов, хотя в том числе и в виду них, николаевские дома сейчас не «теплые», а «дорогие дома». Все время растут тарифы, поднялся тариф на квартплату, поднимается тариф на водоснабжение. В свое время и вы, и ваш лидер Игорь Дятлов заявляли, что тарифы будут вдвое ниже.

— Оплата. Лидер «Оппозиционного блока» Игорь Дятлов говорил, что именно оплата за услуги ЖКХ будет вдвое меньше, а не тарифы.

— А мы платим не по тарифам?

— Мы платим по тарифам, но оплату. Влиять на тарифы Игорь Дятлов, как и городские депутаты не могут. Тарифы устанавливает НКРЕКП (Национальная комиссия по осуществлению государственного урегулирования в сферах энергетики и коммунальных услуг – прим.) – всеукраинская структура, которая диктует нам с вами как жить.

— Как же, разве городской совет, когда утверждает тариф на квартплату, разве не исполком это делает? Когда водоканал решил поднять тариф, разве не может «собственник» - николаевский городской совет сказать директору водоканала: «не нужно поднимать тариф».

— Мы говорили только что о тепле, а вы на водоканал перешли – это другой разговор вообще. Вы неоднократно вспоминали в предыдущих эфирах с другими гостями слоган с листовки избирательной кампании, но если вы посмотрите на листовку, то там не «тарифы в два раза меньше», а «оплата в два раза меньше», а оплата может достигаться разными способами, в том числе и теми механизмами, которые мы предлагаем, с которыми шли на выборы, и их пытаемся внедрить в нашем городе.

— Вы утвердили исполком, этот исполком уже поднял тарифы и будет поднимать тарифы на водоснабжение. 15 апреля вступили новые тарифы на услуги «Николаевводоканала», а такое ощущение, что ваши коллеги-однопартийцы ни при чем: «Мы этот исполком сформировали, а дальше это он сам поднимает». Хотелось бы видеть в этом активную позицию «Оппозиционного блока» и, может быть, представителей вашей фракции в исполнительной власти, которые могли бы своим коллегам в исполкоме как-то донести эту позицию.

— Поверьте, это доносится. Помимо этих вопросов, исполком решает много других городских вопросов, которые накапливаются по истечению времени и периодически проходит исполком, где принимается много важных для города решений. Есть решения сигнальные, например, как тарифообразование. Если вы помните, тот процесс, который был по оплатам за коммунальные услуги и квартплату – он был не просто принят, он был принят с большими коррективами, выкладками и обсуждениями. Это и есть активная позиция депутатского корпуса, который внес идею о том, что не могут обсуждаться тарифы только исполкомом без участия депутатов и мнения жителей.

— Но это не помешало повышению квартплаты и тарифов. Кроме оплаты за ЖКХ вдвое меньше еще одним, можно даже сказать первым, лозунгом был «Теплый дом». Идет уже 5 месяц 2017 года, а работ по утеплению домов, жилого фонда или объектов соцсферы я пока не вижу. Люди просто не замечают этого, или работы не ведутся?

— Вы абсолютно правы. Никакой массовости не наблюдается, несмотря на то, что 5 месяцев департамент работает без финансирования, а только там готовят почву для дальнейших успехов в этом направлении. Не могу сказать, что в департамент массово обращаются ОСМД с заявкой начать работы по утеплению. Кроме того, мы провели около 10 семинаров для представителей ОСМД, где рассказываем каким образом можно не ждать, когда в департаменте появятся деньги, а просто участвовать в программе энергоэффективности, которую предлагает государство и государство помогает.

— А город Николаев помогает?

— Мы делаем сейчас все, чтобы город Николаев тоже помогал.

— Как мэр города относится к программе «Теплый дом»? Я не помню ни одного совещания, где он участвовал, такое ощущение что «Теплый дом» реализуется не в его городе.

— Проблема есть, но вы говорите о своих субъективных впечатлениях, хотя и понимаете, о чем я говорю. Это проблемный участок работы, но когда решался вопрос, я знал, с какими трудностями мне придется столкнуться, и все эти трудности сбываются, но моей самой главной мыслью и мотивацией является то, что мы должны «поставить город на эти рельсы» и чтобы он шел по этому направлению, независимо от политических привязок. Думаю, что это даст результаты уже в ближайшем будущем.

— Вам не кажется, что Александр Сенкевич, памятуя то, что вы ему устроили в прошлом году по голосованию за бюджет развития, сейчас решил неким образом вам отомстить и решил никак не участвовать в этой программе, и сумма в 75 миллионов, которая остается заблокированной, и все его шутки про «теплый пол», «теплые стены» указывают на пренебрежение к этой программе. Не кажется ли вам, что это своеобразный политический ответ?

— Я не думаю, что Александр Сенкевич заинтересован в том, чтобы у меня, как у его заместителя, что-то не получилось, потому что тот результат, которого мы достигнем, это будет общегородским результатом. На сегодняшний день, зимой холодно всем, не зависимо от того, голосовали за Сенкевича или за Дятлова.

Да, есть проблемы, но это проблемы системного характера. Уже заканчивается май, а мы еще не приступили к финансированию – это не проблема Сенкевича, которую он решил сделать Омельчуку, это проблема системного характера, которая ближайшее время должна решится и разблокировать деятельность департамента. Поэтому, отвечая на ваш вопрос, хочу сказать, что мне не кажется, что есть в этом вопросе издевки, есть структурные проблемы, которые должны решаться, в связи с тем, что в городе появился новый департамент – новая структура, она должна родиться, освоиться, «стать на рельсы».

— А вы лично не жалеете, что пошли на этот рискованный проект, что могли оставаться депутатом городского совета, быть в оппозиции.

— Я же вам пообещал, что сложу мандат, после того, как стану чиновником.

— Да, вы сложили мандат и вот, по прошествии 6 месяцев, вы не жалеете?

— Нет, не жалею. Есть время брать на себя ответственность за конкретные направления в городе. Конструктивная критика принимается, без нее не родились бы в городе такие важные направления энергоэффективности.

То, что предвыборный лозунг превратился в целую программу «Теплый Николаев» - это ли не результат того, что в городе что-то меняется.

— Результат – это то, что прошло уже 6 месяцев, а никакого «Теплого дома» в Николаеве пока нет.

— Теплый дом не родится за 6 месяцев. Для того, чтобы появился «теплый дом», нужно было в 2015 году создавать такой департамент.

— То есть, за 6 месяцев появилось следующее: вас поглотила команда мэра, но в то же время – мэр поглощен «Оппозиционным блоком» в виду своей дружбы с этой партией. Таким образом, произошло взаимное слияние, а насколько это полезно и вам, и ему я не знаю.

— Давайте «отделять мух от котлет». Кто кого поглотил и поглотил ли вообще. Есть общая цель, ради которой умные люди объединяют свои усилия для ее достижения – мне кажется, в таком контексте нужно говорить про результат взаимодействия, который происходит в городском совете. По-другому быть не могло и вы, как политолог по образованию, тоже прекрасно это понимали.

— Я историк, но меня часто называют политологом.

— Но закончили вы факультет политических наук, как и я по своему первому образованию.

Так работает система, депутатский корпус работает с аппаратом мэра, мэр задает тон, депутаты поддерживают или критикуют, если мы говорим о конкретных результатах, которых, как вы правильно и справедливо заметили, еще нет. В городе появилось управление энергоэффективности, которое переросло из предвыборного лозунга в программу, и даже деньги, которые зарезервированы сегодня, я надеюсь ближайшее время станут доступными для того, чтобы реализовать эту программу – это конкретный результат, за который мне не стыдно, и я не жалею, что мы его сегодня достигаем.

— Вы получили 75 миллионов на реализацию программы «Теплый дом», а взамен «Оппозиционный блок» проголосовал за огромный бюджет развития, несколько сотен миллионов, которыми распоряжается мэр и его подчиненные.

— Почему вы так решили?

— Взамен вы утвердили структуру, проголосовали за многие другие инициативы мэра. Если вы размениваете оппозиционность на эти голосования, то почему вы, например, не боролись за кресло вице-мэра по вопросам ЖКХ? Ведь эта программа по утеплению домов хорошо вписывается в деятельность департамента ЖКХ, тогда бы у вас были реальные полномочия, реальные средства и не нужно было бы ждать столько месяцев и, возможно, уже сейчас бы шла работа.

— Как мы уже говорили, что я, как и обещал, сложил мандат, поэтому, когда вы говорите, что я что-то поддержал, то я отмечу, что не голосую уже долгое время в сессионном зале.

— Я имел в виду ваших однопартийцев. Вы же голосовали за все инициативы мэра до того, как стали чиновником, но вы не голосовали за себя, потому что это был бы конфликт интересов, если я не ошибаюсь.

— Безусловно, нужно было понимать все эти вещи и делать все правильно. Поэтому и возникают те вопросы, которые возникают.

Обсуждать те вопросы, которые вы задали, лучше было бы с политическим руководством «Оппозиционного блока».

— Кого вы имеете в виду?

— Игоря Дятлова, руководителя партии «Оппозиционный блок» в городе Николаеве, он бы наверняка высказал свои мысли по этому вопросу.

Когда я стал заместителем городского головы и сложил депутатский мандат, в тот момент для себя политическую составляющую отодвинул на второй план, потому как мне сейчас очень важно показать профессиональную составляющую этого вопроса. Это важно не только для меня, это важно для всего депутатского корпуса от «Оппозиционного блока» показать практическое применение той политической программы, с которой шли на выборы.

— Вы же не будете спорить, что не чиновники департамента ЖКХ или департамент энергоэффективности утепляют дома, их утепляют подрядные организации. Какая разница кто будет заключать этот договор департамент ЖКХ или департамент энергоэффективности? Возможно, если бы вы возглавили это направление уже созданное рабочее, то, может быть, у вас все это произошло бы быстрее?

— Возможно, вы правы. У департамента ЖКХ достаточно широкие возможности, но если на него навешивать еще и эти полномочия, то тогда ремонт подъездов дорог и крыш затягивался, они сегодня не успевают делать, не говоря о том, что у них бы появилось новое направление, с которым пришлось бы сражаться

— Просто возникает такое ощущение, что департамент энергоэффективности чем-то напоминает пресловутое «Агентство развития», где собрались симпатики мэра. Они абсолютно искусственный орган, проводят какие-то семинары, как и вы.

— Я бы с вами не согласился. Это орган власти и конкретно принятая программа, не под финансирование «Агентство развития», а под финансирование мероприятий по внедрению энергомодернизации в бюджетных заведениях города Николаева. Эти пять месяцев, поверьте мне, я тоже хотел бы, чтобы это все было гораздо быстрее, но это короткий срок для того, чтобы давать оценку или тем более какую-то сравнительную характеристику. Нельзя сравнивать орган власти и «Агентство развития», это абсолютно несравнимые вещи. Пройдет какой-то небольшой период времени, и вы поймете, что это абсолютно две разные структуры, соответственно, оценивать их работу нужно принципиально по-разному

— В штат мэрии добавилось около 200 человек, мне кажется, что ваши коллеги, голосуя за увеличение штата, абсолютно не позаботились о комплексной реформе муниципалитета. Можно ведь было как-то перераспределить полномочия, убрать дублирующие функции департамента ЖКХ, районных администраций, которые сейчас остались еще со времен Владимира Чайки. За счет перераспределения, упразднения неэффективных должностей или направлений работы в администрациях района и департаменте ЖКХ. Можно было создать новый ваш департамент энергоэффективности, но решили пойти по простому пути – просто увеличили количество штатных единиц. Скажите, неужели это эффективно?

— Я, конечно же, не могу отвечать за своих коллег, потому что они остались депутатами, а я стал чиновником. Не много ли мы хотим от депутатов? Депутаты – это ведь контрольная функция, а все что вы говорите: просчитывать количество, не просто добавлять, а где-то сокращать, оптимизировать. Я же правильно понял вашу мысль? Это работа чиновников и, на самом деле, та структура, которая была предложена, она была предложена аппаратом и чиновниками. У нас и так гиперактивные депутаты, а я депутатом был уже трижды и могу сравнивать за какой-то период жизнедеятельности города. Сегодняшний депутатский корпус это самый активный депутатский корпус, они так много делают вместо чиновников. Ну что-то нужно оставить чиновникам, для того чтобы система работала для того чтобы чиновники несли ответственность.

— Ваши коллеги-чиновники – недорабатывают.

— Это мысль вопрос или утверждение?

— Это я резюмирую то, что вы говорите, чтобы знать правильно ли я вас понимаю?

— Проблемы есть. Нужно говорить по персоналиям, но, если говорить конкретно по структуре – ее готовят определенные чиновники, поэтому все вопросы к ним.

— Сначала структуру готовил, по-моему, вице-мэр Александр Олефир. Потом структуру готовил ... кто?

— Кто?

— Кто готовил структуру, которую приняли сейчас?

— Я думаю, когда вице-мэр Олефир пропал, тогда потерялось какое-то очень важное звено. Если помните после тех презентаций, которые были проведены Олефиром, сегодняшняя структура совершенно другая.

— Если мы заговорили за структуру, то тогда все он нам зале журналисты сфотографировали, как я понимаю, ваш телефон и там вам писал человек по имени Коля Жук.

— Это было ваше предположение, потому что там не совсем было видно

— Так он был подписан. Речь шла о кандидатуре Вадима Степаненко на должность управляющего делами. Можно ли сказать, что «Оппозиционный блок» поддержал эту кандидатуру, и эта кандидатура тоже стала частью договоренности между оппозиционным блоком и Александром Сенкевичем?

— Утверждать – нет нельзя. Тем более вы взяли на себя смелость и высказали гипотезу, что в момент голосования за Степаненко был сфотографирован именно мой телефон. Но вы, как человек с политологическим образованием, понимаете, что если бы было что-то похоже на то, что вы сейчас сказали, то это было бы совершенно не в сессионном зале. Это сообщение могло быть написано кому угодно, в какое угодно время, от пользователя «Николай» и речь могла идти о чем угодно. Вы интерпретировали это именно так, выдвинули гипотезу, имели полное на это право.

— Я недавно замечал, как на комиссиях депутат Павел Зоткин, который имеет отношение к Николаю Жуку, защищает Вадима Степаненко перед депутатами. Я поэтому вспомнил сразу же это фото, мне кажется, что управделами тоже был частью этих договоренностей, просто это не осветили. Сейчас у меня появилась хорошая возможность, спросить об этом у вас. Возможно, вы как-то это прокомментируете?

— Да это смс было. Николая Жука я никогда не видел вместе с Вадимом Степаненко, точно также, как и с Зоткиным. Поэтому, честно говоря, для меня это новость. Могу сказать только, что гипотеза имеет право на жизнь, но я не скажу, что вы окончательно правы.

— Какой масштабный инфраструктурный проект, помимо «Теплого дома», который мог бы быть в Николаеве или уже инициирован? В других городах мы видим, что перекрываются целые улицы, кварталы, проводятся масштабные реконструкции. У нас такое ощущение, что это все проходит хаотично, не комплексно, и зачастую, некачественно.

— Есть проблема. В этих вопросах городу, действительно, не хватает каких-то ярких проектов, которые должны были бы быть к этому времени уже сформированы. Я имею ввиду проекты, как например даже троллейбусная линия, о который часто говорят.

— Недавно с нее сняли средства.

— Это временное явление, по истечению определённого времени все будет возвращено. Это же предвыборное обещание, одно из немногих.

— Ну, это же предвыборное обещание Юрия Гранатурова?

— Да, которое потом на себя взял еще и Александр Сенкевич. Обещание есть их на самом деле нужно выполнять.

— Так ведь деньги же есть? Нельзя же сказать, что денег нет.

— Конечно же нельзя

— А что тогда делать? Деньги есть, а ничего масштабного в городе не происходит.

— Но я же согласился с тем, что городу не хватает ярких инфраструктурных проектов. Их нужно делать планировать и, как вы удачно заметили в начале нашей беседы, что я зам по энергоэффективности.

— Вы просто упомянули проект «Теплый дом». Так может нам не проектов не хватает, а людей, которые могли бы сгенерировать, предложить, довести до депутатского корпуса?

— Я чиновник первый раз, и за это время я прошел эволюционный период. Когда я был депутатом, мне казалось, что все намного проще. Вы себе даже не представляете количество забюрократизированных вещей, которые нужно пройти. 
Нужно обращать внимание на формулировки. Например, нужно написать непосредственно «реконструкция» и никакого «капремонт», приходишь следующую инстанцию, а там говорят, что должно быть написано «капремонт», иначе мы не сможем пройти экспертизу.

— В других городах такое же законодательство, такая же бюрократия, но мы видим Харьков и, например, Одессу, где идут огромные реконструкции. У них хотя бы фасады улиц в центре города приведены в должный вид, а у нас в городе есть что-то образцово-показательное? Чтобы можно было сказать «вот это завершенное строительство – образцово-показательная».

— Завершенного - я не видел.

— Вы, наверняка, проводили экспертизу или исследования в жилом фонде. Насколько, по-вашему, изношен жилой фонд, возможно, он нуждается, по аналогии, в реновации?

— 90 % жилого фонда построены в Советском Союзе и путь, по которому мы идем, прошла уже вся Европа. Ведь они сначала утеплили, пожили немного, а затем построили всё сначала. Мы не можем эксплуатировать помещения вечно, у них тоже есть ресурс, который подходит к концу - это очень большая проблема в городе, она касается детских садов, жилых домов, школ. 

Мы сейчас обследовали школу №53, перед тем как ее утеплять. По тому анализу, который был сделан, мы видим, что утеплять ее нельзя, ее нужно сначала «собрать» потому что она начинает разваливаться. К сожалению, таких примеров у нас много, но в виду того, что мы ставим город на эти рельсы, я верю, что процесс пойдет и будет происходить именно так, как мы его видим. Нужно создавать комфортные условия, децентрализовать систему отопления, хотя бы в бюджетных заведениях, для того чтобы избежать повторения таких ситуации с погодными условиями, которые случились у нас в апреле. После отключения центрального отопления, погода ухудшилась, а для того чтобы запустить отопление нужно минимум неделю

— Сенкевич очень часто говорит, что ставит задачу Омельчуку до 2020 года перевести все социальные объекты на автономное отопление.

— Есть такая задача.

— Он говорит это специально или это реализуемая задача?

— Это вполне реализуемая задача, она поставлена, я ее разделяю. Мы должны это сделать. Сегодня уже разрабатываются дополнения к программе. Я считаю своей задачей, как заместителя городского головы, создать условия, при которых бизнес придет в эту схему и поможет городскому бюджету решить эту проблему. Мы уже сегодня имеем позитивные примеры частных компаний, которые строят свои котельные и продают гигакалории отдельным учебным заведениям. Я хочу сделать так, чтобы не отдельный бизнес это делал, а, чтобы все было открыто и любой, кто хочет, мог принять в этом участие. Тем более мы, как город, можем все это стимулировать путем компенсации процента по кредитам, которые они берут на покупку оборудования. Это будут понятные и прозрачные правила, и в итоге мы сможем дальше даже раньше 2020 года все это осуществить.

— Вы ранее имели опыт работы с рекламным бизнесом, возглавляли коммунальное предприятие «Бюро эстетики». Как вы оцениваете создание департамента благоустройства борьбы с коррупцией? Насколько его функции и полномочия сопоставимы с той задачей и ответственностью, которые они решили на себя возложить по демонтажу рекламных конструкций? Никто же не забрал у районных администраций функции по демонтажу. Не сведется ли работа департамента к канцелярии и перенаправлению писем?

— Я с сегодняшнего дня замещаю Степанца. На сегодняшний день есть почта, которую я расписываю, в том числе и на Андрея Ермолаева. Я начинаю изучать, как работает этот департамент, потому что он, на сегодняшний день, новосозданный, и на него нет ни финансирования, ни людей. Если в нашем департаменте энергоэффективности мы уже размещаем как-то своих людей, то в этом новосозданном департаменте проблемы даже с размещением людей. Понемногу ко мне приходит понимание, что благоустройство и противодействие коррупции — это немного разные вещи, и их нужно разделять. Благоустраивать город, следить за порядком, убирать незаконно установленные рекламные конструкции – важная хозяйственная миссия, а борьба с коррупцией — это совершенно другое направление. Как у них все это получается совместить и реализовать – не знаю, но время покажет. Рано давать какие-то резкие оценки

— Неоднократно депутаты и общественные активисты публиковали, что мы обратились департамент Ермолаева и что получали ответ, что их письма перенаправлены на другие департаменты, то есть, они сработали как буфер обмена: они получили информацию и расписали ее на другие департаменты. Тем временем районные администрации продолжает получать средства на демонтаж - деньги налогоплательщиков

— Самым работоспособным органом в этой сфере является комиссия по демонтажу, которая рассматривает вопросы, подготовленные опять же администрациями, и после этого комиссия дает рекомендации, потому что комиссия может дать только рекомендации для того, чтобы провести демонтаж. Насколько я знаю, среди тех процессов, которые проходят в городе, такие рекомендации не защищены с правовой точки зрения, поэтому очень легко «отбиваются» в суде. Им нужно, прежде всего, здесь укреплять свои позиции. Такой орган очень нужен нашему городу потому что, если предприниматель будет знать, что незаконно поставленную рекламную конструкцию уберут максимум за 8 часов законным способом – тогда эта вакханалия перестанет существовать в нашем городе. Сегодня это реакция предпринимателей, у которых нет законных альтернатив. Вы знаете, что сейчас все вопросы заблокированы: и рекламная, и малых архитектурных форм – ничего на сессии не рассматривается. Это вполне нормальная реакция предпринимателей – не хотите получить деньги в бюджет городской и, это не помешает поставить на Советской торговые объекты в которых будут продавать квас или мороженое. Поэтому, на мой взгляд, нужно усиливать правовую основу демонтажных работ.

— Мы неоднократно видели вас вместе с другими вице-мэрами, а также Александром Сенкевичем на публичных мероприятиях. Вы политик с большой историей, в сложное время, в отличие от других ваших коллег, не покинули «Партию регионов», не стесняясь этого. Вы защищали от сноса памятник Ленина, вместе с вашим коллегой Игорем Дятловым ожесточенно боролись на выборах с Александром Сенкевичем. Сейчас очень часто появляетесь на публичных мероприятиях и, судя по этой фотографии, вам это приносит удовольствие?

— Для того, чтобы было понятно для наших зрителей, это фотография с недавнего мероприятия – дня Европы.

— Нет ли в этом какого-то диссонанса: Омельчука-политика, Омельчука – чиновника?

— Это вам судить, если в этом диссонанс. Вы – журналисты, аналитики. Если вы вспомните, какие дни Европы проходили во время руководства Игоря Дятлова областным советом, когда приезжали послы и был не только парад, но еще какая-то дискуссия научного или популярного плана. В этом празднике нет ничего плохого.

— Так это же не одно мероприятие, это происходит системно. Например, Татьяна Казакова, которая системно отсутствует на всех мероприятиях вместе с мэром, как по мне, это свидетельствует о том, что она с чем-то не согласна. Не кажется ли вам, что постоянное присутствие рядом с мэром и его командой подкрепляет факт «свадьбы», о которой не хочет говорить Игорь Дятлов и Александр Сенкевич?

— Вы могли меня видеть только один раз, потому что это был выходной день – суббота, день Европы. Если это какой-то будний день, то я стараюсь не появляться, потому что чиновник должен не цветочки возлагать.

— А раньше «Опозиционный блок» возлагал цветы отдельно от власти.

— А раньше и «Партия регионов» была у власти, мы можем так далеко зайти. К сожалению, есть реалии жизни, но такие, какие есть, возможно, кому-то не нравится. Сегодня Александр Омельчук является вице-мэром и на меня возложены определенные обязанности и ответственность и это играет в моем мировоззрении намного большую роль, чем Омельчук – политик, который когда-то, как вы сказали, боролся с Александром Сенкевичем на выборах. Если проанализировать предвыборную кампанию, то до второго тура никто ни с кем не боролся, а во втором туре, на мой взгляд, как на взгляд бывшего главы избирательного штаба Игоря Дятлова, скорее, Сенкевич боролся с нами. Придуманных стереотипов «добро и зло» с нашей стороны не было, и мы вели честную кампанию.

— На следующих выборах городского головы вы проголосуйте за Сенкевича, Дятлова или, например, третьего кандидата - Артема Ильюка?

— Давайте дождемся этих выборов и посмотрим, что нам предложит эта политическая палитра. Меня радует, что очень много людей в возрасте 35+ начали принимать активное участие в политике, оживлять ее, потому что когда-то был застой состоявшихся людей, которые не давали молодежи идти вверх и добиваться чего-то в этой сфере. Меня радует, что в Украине и в Николаеве начали появляться молодые политики.

— На фоне вашего ответа хотелось бы спросить: как вы прокомментируете тот факт, что рейтинг Игоря Дятлова скатился практически до ядерного электората «Партии регионов»? Связываете ли вы это с тем, что партия не ведет на местном уровне системную и оппозиционную работу? Оппозиционеров привыкли видеть у трибуны или на баррикадах, а мы, к сожалению, Игоря Дятлова даже в городе стали очень редко видеть.

— Для того, чтобы полноценно оперировать цифрами социологического исследования, нужно понимать кто его делал, как его делали, репрезентативное оно или нет. Я, к сожалению, не знаком с методикой, поэтому не могу говорить, что эти цифры внушают мне доверие. С другой стороны, если такое исследование проведено, значит, какие-то тенденции оно показывает и причинно-следственные связи, и гипотезы, которые можно формировать по результатам этого исследования это тема отдельного разговора. Я просто не знаком ни с инструментарием, ни с детальными результатами исследования. Вы, когда говорите «Оппозиционный блок», всегда говорите, что это оппозиция и всегда забываете, что «Оппозиционный блок» - это партия, которая победила на выборах в городской совет и заняла лидирующее место по количеству голосов людей, которые проголосовали за «Оппозиционный блок». Именно эта партия опережает все остальные партии, которые есть в городском совете.

— Наверное, «Оппозиционный блок» должен навязывать свою повестку дня в городском совете.

— Вы знаете, как напряженно и трудно это делать. Если бы мы в 2015 году к такому ошеломляющему результату получили бы еще и мэра города, то возник бы вопрос, почему вы не оппонируете.

— А может ли Александр Омельчук стать кандидатом в мэры Николаева?

— Вопрос непростой, теоретически все возможно. Для того чтобы я стал кандидатом в мэры должно случиться много жизненных обстоятельств, которые не факт, что произойдут ближайшее время.

— И жизненных и, наверное, в сессионном зале. В этой студии были ваши коллеги–однопартийцы, и их мнение разделилось по поводу вопроса о поддержке «Оппозиционным блоком» импичмента мэру, если он будет предложен. Кто в этом случае был прав больше Олег Солтыс или Анатолий Дюмин?

— Вы специально выбрали таких двух противоположных в своих мнения личностей?

— Так судьба распорядилась.

— Что Олег Солтыс, что Анатолий Дюмин – депутаты с большим опытом. У них выстроено свое видение процессов, на которое влияет их жизненный опыт, в том числе и депутатский. Импичмент – хорошее слово, но оно мало применимо в современных реалиях и особенно в реалиях, в которых мы живём в Николаеве, это последствия и предпосылки и только после этого теоретически может появиться какой-то такой вопрос. Это же не просто вопрос с голоса, как Олег Солтыс любит «закинуть»: «а давайте проголосуем», хотя иногда кажется, что он это делает для того, чтобы дать информационный повод интернет-изданиям. 
Учитывая, что я уже не являюсь депутатом городского совета, есть фракция, которая будет определяться по этому вопросу. На сегодняшний день мы знаем, что очень много критики, которая заключалась в словах «что вы пристали к молодому мэру, дайте ему поработать», вот «Оппозиционный блок» и дал поработать.

— Вы по образованию политолог, скажите, как вы чувствуйте сегодня настроение людей, есть ли у них желание «отката» к «Оппозиционному блоку»? Только ответьте не как представитель «Оппозиционного блока», а как политолог. Ощущаете ли вы, что в воздухе есть вот это настроение переменам, недовольство действующей властью, в том числе и муниципальной?

— Безусловно. В городе, и в принципе во всей стране витают ностальгии по спокойным временам. Нужно смотреть по сегментам, электорат избирателей делится, как минимум, по возрастным категориям. У разных возрастных категорий разное настроение. День Европы, который мы упоминали, показал, что большому количеству молодежи нравится то, что мы постоянно интегрируемся в Европу. Темп, который мы взяли по вопросу интеграции не позволит нам полностью насладиться результатами этой интеграции, потому что, когда мы туда придем, там уже никого не будет. Молодежь больше стремится к реформации, к вопросам связанными с современными процессами, но для того, чтобы их реализовать нужно очень много работать. Что касается более старшего поколения то здесь есть факт ностальгии за хорошими временами, за курсом доллара по 8 гривен и для этой категории людей важно создать стабильность, для того чтобы они понимали что проснулись и осталась все та же ситуация, в которой они засыпали вчера. 
Этим очень часто пользуются пиар-технологи, запугивая население тем, что все будет по-другому, что проснувшись будете жить в другой стране. Это стереотипы, которые рождают PR технологи остаются, то есть, кампания прошла, а они продолжают жить своей жизнью, в том числе и, например, в ваших карикатурах.

— Вопрос к вам снова, как политологу: как вы считаете, в Николаеве сейчас существует публичная политика? Наши политики действительно ведут публичную политику так, как это происходит в Европе, в США или все же у нас более кулуарная политика?

— Во всех странах существует кулуарщина и открытые беседы, о которых мы сейчас с вами говорим.

Благодаря вам появилась студия – это еще одна площадка, где мы можем доносить свою мысль. До этого мы ограничивались программой «Добрый вечер», которая сегодня также существует, имеет свою стабильную аудиторию и это способ донесения информации.

Сегодня появились вы и активно завоевываете медиапространство – это шаг вперед, поскольку вы стали инициаторами появления публичной политики в Николаеве. Именно вы с Виталием Вороновым организовали когда-то проект «Игра слов» и это был прорыв. Очень много уже состоявшихся политиков побывали у вас на программе.

— Александр Сенкевич участвовал еще в 2014 году в качестве кандидата в мэры.

— Как политолог вам говорю, что существуют кулуарные договоренности, о которых мало кто знает и вам просто вбрасывают информацию по зернышку, чтобы вы ее развивали в том или ином направлении. Более смышленые понимают, о чем идет речь, менее – выдают то что им положили в клювик и думают, что это новость дня. Это совместный процесс, журналистика без политики не может существовать, потому что, если писать об урожае в сельском хозяйстве – это будет интересно только сельхоз производителям, когда журналисты пишут и анализирует политику это почему-то интересно всем, потому что все заполитизированы до предела.

— Потому что люди начинают постепенно понимать, что именно от местных депутатов и мэра города зависит комфорт их жизни, дворе, на улице, их районе.

— Абсолютно правильно, я тоже наблюдаю эту тенденцию. Депутаты последнего созыва начали общаться с людьми, раньше такого не было.

— И все публичное. Например, Владислава Ентина бьют на водоканале, а он это уже транслирует Facebook, и об этом знает весь город.

— Абсолютно верно. Технологии позволяют моментально выходить в эфир, собирать аудиторию. Самое главное, что это становится популярным. Люди понимают, что есть депутат и можно к нему прийти и можно попросить помощи, посоветоваться в решении проблемы.

— Надеемся, что все чиновники будут более публичными, будут приходить на эфиры. Сегодня мы общались с Александром Омельчуком.

Олег Деренюга, НикВести

Хочешь узнавать самые важные новости первым? — Подпишись на Telegram НикВестей
Николаев, Политика — НикВести / 12:25, 06 Июня, 2017
0
1936
comments powered by Disqus
Loading...
Самое важное сегодня