Интервью Березюка: «Сенкевич — важная фигура в украинской политике»

Николаев, Политика — НикВести / 23:49, 01 Августа, 2017
3069

Олег Березюк - украинский политик, народный депутат Украины VIII созыва, член партии «Объединение «Самопомощь». С сентября 2012 года занимал должность директора департамента гуманитарной политики Львовского городского совета и выполнял обязанности заместителя городского головы Львова по гуманитарным вопросам. С 26 ноября — руководитель парламентской фракции «Самопомощи».

21 июля Олег Березюк посетил Николаев для встречи с активом партии, в том числе и с депутатами Николаевского городского совета от фракции «Самопомощь». 

В студии НикВестей Олег Березюк рассказал целях визита в Николаев, о поддержке мэра Александра Сенкевича, кампании на дискредитацию «Самопомощи» в Украине и многом другом.

Читайте также интервью с Олегом Березюком во время его последнего визита в сентябре 2016 года в разгар скандала, связанного со «львовским мусором».

— Не так часто лидеры, руководители фракций в Верховной Раде посещают Николаев. Это уже ваш третий, наверное, визит.

— Возможно, даже четвертый.

— Как вам город Николаев. Вы же работали в сфере местного самоуправления во Львове. Я понимаю, что сложно сравнивать Николаев со Львовом,  но вот как вы оцениваете состояние того, что успели увидеть за такой короткий промежуток времени?

— Я не могу быть экспертом, потому что это надо углубляться. Но я когда езжу по стране, а сейчас как раз еду «сверху» — Запорожье, Днепропетровская область, Николаев, еду в Одесскую область, потом Винницкая, Тернопольская области, и дальше — я заезжаю и города и пытаюсь посмотреть взглядом постороннего путешественника, так, знаете, безучастно. И вот так заехал в Николаев. И заметил одну интересную вещь. Я же не знаю ваших дорог, я еду по GPS, он меня ведет…

— А вы сами за рулем?

— Нет, нет, я не автомобилист. Меня коллеги из Запорожья привезли в Николаев, а николаевские завезут дальше. Я прилетел на самолете до Запорожья. 

И я заметил, что я всегда еду по хорошей дороге. Два года назад этого не было. То есть, он заезда в город до центральной площади я проехал по дороге, которая была ровной. Знаете, это хорошее наблюдение, за такое короткое время. Это следствие бюджетной децентрализации. Города начинают иметь деньги, и при правильном и эффективном менеджементе, их можно использовать на большие дела. Не во всех городах вы будете иметь это чувство.

— Андрей Садовой, общаясь еще с прошлым мэром Юрием Гранатуровым, когда был в Николаеве, сказал, что город недолюблен. Вы как считаете, город сегодня долюблен?

— Вы можете спросить об этом своих жителей. Но то, что я почувствовал, просто заехав, я почувствовал, что община заботится о городе немножко лучше. Потому что два года назад было другое переживание.

— Какая цель вашего визита? Потому что мы совершенно случайно узнали, что вы будете в Николаеве, партия никаким образом не анонсировала, что вы приедете, и никакой публичной встречи не было ни с мэром города, ни с кем.

— У меня сегодня было очень много работы с партийной ячейкой, с фракцией. Это моя рабочая поездка, на которой я много слушаю, встречаюсь, у меня запланированы большие встречи, я пробыл 2 с половиной дня в Днепропетровской и Запорожской области, а сюда приехал с обычным рабочим заданием, как депутат послушать, увидеть, посмотреть, поговорить о наших партийных делах с партийной организацией, встретиться с журналистами, объяснить нашу позицию. Это рабочая поездка. Кроме того, для политической партии «Объединение «Самопомощь» Николаев — это важный город. Тут работает избранный общиной мэр, который является членом политической партии «Самопомощь». И, приехав к нему, мы слушаем о его победах и поражениях, дефициты и профициты. Мы вместе думаем, анализируем, делимся опытом, поскольку мэр Садовой и другие люди имеют опыт управления.

— Не секрет, что во фракции «Самопомощь» есть определенный конфликт. Лидер вашего избирательного списка, который поддержал тогда Сенкевича на выборах мэра, сегодня фактически готовит ему импичмент. Не кто-то другой, а именно он.

— Это не он. Это, к большому сожалению, человек, который является зависимым. И это было, кстати, видно сразу после выборов.

— А кто готовит, если не он?

— Ну какие-то его владельцы. Потому что это бессмысленная позиция, которая не имеет под собой даже правовых оснований. Это попытка обесценивания. Когда человек, который стает успешным, что-то делает — всегда ошибается. Только тот, кто ничего не делает — не ошибается. И для того, чтобы остановить этот процесс — нужно понизить. И создаются специальные фейковые, полуфейковые ситуации, которые широко распространяются подконтрольными средствами массовой информации…

— Как на это эффективно отвечать?

— Работой.

— А какой конкретный результат вы бы могли привести в пример за эти два года?

— Работой и коммуникацией с жителями. Ну я вам привел, вы же меня спросили, как я себя почувствовал, когда приехал в Николаев.

— Дороги?

— Точно. Их точно не было два года назад.

— Но это не заслуга мэра города, ведь произошла децентрализация.

— Нет, это не заслуга мэра, это заслуга общины, которая выбрала мэра. Потому что я повторю, что не в каждом городе, где есть бюджетная децентрализация, где я был, можно такое ощутить. Есть признак. Является ли она идеальной? Конечно же, нет и не может быть. Второе, мэр вступил в ряд конфликтов, где, он считает, есть серьезная коррупционная составляющая. За это он достает. F равняется минус F. Возьмите один конфликт, который ему инкриминируют, что он останавливает углубление какого-то участка моря, но при этом, эти люди, которые это углубляют,  выбрасывают весь мусор под стены Детско-юношеской спортивной школы.

— Я вас уточню, потому что инициатором борьбы против этого дноуглубления был тот самый Сергей Исаков, у которого есть собственники. Это он уже уговорил Сенкевича хоть как-то отреагировать, потому что в акватории яхт-клуба в Корабельном районе происходят такие вещи.

— Слава богу, если это так и вы это знаете. Бог с ним, я ж не знаю про это, мне мэр говорит, что это его, и мне люди об этом говорят.

— Вот если бы у вас была публичная встреча, с журналистами, вы бы могли послушать больше информации.

— У нас с вами исключительно публичная встреча, я вас слушаю. У нас встреча сверхпубличная, нас увидят в интернете, будут читать.

— И это огромный плюс, что есть такие политики. Потому что наш мэр города уже больше года не проводил пресс-конференций, поэтому уж так получилось, что многие вопросы относительно деятельности мэра я буду задавать вам.

— Я вас понимаю, только прошу правильно мною пользоваться. Вы можете, задавая вопрос, распространять информацию, на которую я априори могу не иметь ответа только потому что я живу не тут. Медиа должны быть кусачими и принципиальными. Но слова «принципиальный» и «честный» тоже важны. Ваше ли медиа было причиной, сегодня мне рассказывали журналисты, так называемого фейкового бомжа? Это ваше медиа?

— Нет. Сенкевич обвинил журналистов, в том числе и нашего издания, которые там были. Сенкевич лично обвинил.

— Забудем об этом. Я говорю, что очень важно, чтобы с двух сторон было соответствие интереса. Но не интереса какого-то сверхнормального, а природного интереса, качества, пользы. Вот я сегодня к вам пришел, я сам это инициировал. А потом мне говорят: «Слушайте, вы знаете, что они имеют специфический стиль?». Ну и хорошо, но и я имею опыт с вами в достаточно паритетных отношениях. Хотя также было непросто говорить.

— И поэтому очень интересно говорить с вами. Потому что, если с мэром города нам удается говорить только о бомжах, вместо того, чтобы говорить о ремонте дорог, о конкретных проблемах, которые интересуют горожан, мы говорим о вещах, которые на самом деле не так важны.

— Я не знаю, почему он отказывается с вами говорить, это его право. Но я думаю, что это один из самых публичных мэров в стране.

— Он признал, что его главная проблема в прошлом году — это провал в коммуникации с журналистами. За весь 2016 год, это он лично признал.

— Если он, будучи таким публичным, каким его вижу я, в Facebook, считает это провалом, он является очень самокритическим и правильным человеком, который оценивает свои возможности. Значит, он может больше. 

— Хотелось бы, чтобы он свои ошибки не только признавал, но и вместе нами исправлял. И мы ему будем помогать.

— Это очень важно, чтобы вы его поддержали в этом.

— Мы его поддерживали, в том числе и во время выборов. Очень активно.

— Я вижу, что между вами какая-то черная кошка пробежала. Может вам нужно помочь?

— Мы всегда готовы и приглашаем его. Недавно на «Украинской Правде» был материал, в котором шла речь о том, что происходящее в отношении Александра Сенкевича - это часть кампании Администрации  Президента против Андрея Садового. Да он и сам не исключал, что он жертва этой кампании со стороны центральной власти. Так ли это на самом деле?

— Это шире, чем вы говорите. Это не только борьба против Садового (Андрей Садовый, мэр Львова, - прим.). Это борьба против политической силы «Самопомощь». И мы имеем доказательства этого. На Банковую были собраны люди из регионов: представители БПП, депутаты, мэры. Им сказали толочь все, что называется «Самопомощь». Приехал мэр Житомира домой, вызывает секретаря совета, от «Самопомощи», и говорит: «Наташа, не хочу с этим связываться, пиши сама заявление, потому что только что приехал из Киева, сказали всех толочь». Она через полчаса вышла к СМИ и это рассказала. Поэтому, на самом деле, такая инструкция с Банковой была. 

Мэр Сенкевич — это важная фигура в украинской политике, потому что это мэр от «Самопомощи», который волей общины руководит этим городом, как по мне, как на первые два года, в достаточно непростой ситуации, достаточно успешно. Рад, что люди его, в основном, поддерживают. Мы в апреле - мае этого года провели для себя внутренний опрос людей, исследование, которое мы не публиковали. Хочу сказать, мы удивились поддержке людей. Они доверяют этому человеку и его искренности. Мы сделали более глубокий анализ, почему доверяют. Люди видят дефициты, но они знают, что до него не было мэров, которые так открыто и искренне работали на пользу обществу. Поэтому, этому человеку нужно помогать. Потому что тот, кто делает - тот и ошибается. А делает он много.

— Вернемся к началу вопроса. Мы говорили о возможной кампании в отношении и «Самопомощи» как партии, и Андрея Садового как ее лидера.

— Не возможной, а точно, эта кампания происходит.

— Возможно ли, что то, то происходит в Николаеве — это ее составляющая? Если это действительно так, то чьими руками происходит это давление? Не лично же Порошенко атакует например Сенкевича. Я вот помню, вице-премьер Зубко критиковал Александра Сенкевича из-за старта отопительного сезона, когда мэр уехал в Страсбург. Помню, Гройсман однажды на селекторе сделал замечание, мол что ты мэр сидишь в телефоне, когда я вот говорю Все. Я больше критики от центральной власти в отношении Александра Сенкевича не услышал. Как это происходит в отношении Садового. 

— Я уважаю управленческие способности премьер-министра Украины, хотя мы оппозиционная сила, и я руководитель оппозиционной фракции в парламенте, но  всегда откровенно говорю: Гройсман сегодня самый лучший премьер за эту новейшую историю. Хотя и имеет массу дефицитов, в том числе и стиль управления хамский, потому что есть установка. Там могло сидеть десять мэров, которые не слушали, потому что они все не слушают эти аппаратные совещания, потому что они все бессмысленные. Но он увидел только этого мэра. И не только потому, что очень часто мэр Николаева на встречах в Киеве задает непростые вопросы. Человек активный. И, имея эту установку, люди это делают. Но вы знаете, пускай делают. Мы не сетуем на то, что они это делают, мы сетуем на то, что им это не удается, и тогда они включают прокуратуры, фейковые новости, депутатов, которые приносят фейковые обвинения. Вместо того, чтобы дать мэру вместе с вами, жителями города, работать — мэр должен отбиваться, как от мух, которые летят на мед. Город может развиваться только тогда, когда он спокойный. Контролировать мэра нужно всегда, но создавать обстоятельства, когда мэр отвечает на вопросы, которые просто нереальны, — преступно. 

— Но у него нет Грибовичской свалки. Что нереального в вопросах к нему?

— К чести Кличко, который после того как разрешилась ситуация вдруг, через ночь во Львове, как как президент Украны взял в руки работу, после того как я был вынужден использовать, к сожалению, архаический инструмент борьбы с властью - голодную забастовку – это стыд и сожаление, что это нужно делать в 21 веке в демократическом государстве. Мэр Кличко сказал очень важную вещь: «То, что произошло во Львове, может произойти в каждом украинском городе». Если кто-то из деспотической власти этого захочет - добавляю уже я.

— Это может произойти и в Николаеве, учитывая состояние нашего полигона.

— 99 процентов полигонов в таком же состоянии.

— Одним из аргументов Александра Сенкевича во время избирательной кампании было то, что его главный оппонент — представитель «Оппозиционного блока». Он говорил: «Если выберут оппозиционера - то центральная власть не будет финансировать городские программы». Но за почти два года мы не увидели никаких целевых субвенций на те или иные проекты, на те или иные программы, которые мог бы себе в заслугу привести мэр Сенкевич.

— Вот вам и ответ. 

— Почему?

— Потому что Львов также не получил ничего. Потому что это «Самопомощь». Вот вам и ответ..

— Подождите, но ведь есть целая фракция в Верховной Раде Украины. Неужели он не смог воспользоваться этим, чтобы получить какое-то финансирование.

— Целая фракция — это 26 человек. А вы знаете, как был проголосован бюджет на последней сессии? Посмотрите. Бюджет, который был подарками за голосование за антиконституционный суд, как я теперь его называю, был проголосован олигархическим большинством. Знаете, какой состав? Посмотрите, часть БПП, часть «Народного фронта», «Оппозиционный блок» и «Возрождение». Вот вам ваши коллеги пускай объясняют, почему они это сделали. Когда они обвиняют в том числе и других наших  депутатов…

— Эти голосования, о которых вы говорите в парламенте - это проявление принципиальной позиции.

— Какой принципиальной позиции?

— Вашей позиции, когда вы в них не участвуете, когда вы не продаетесь. Несмотря на эту критику, которую мы сегодня наблюдать в адрес в том числе и Андрея Садового, мы также видим, что он не отступал от своих политических убеждений, от своих программных принципов. Ваша фракция всегда последовательно относилась к тем идеалам, которые вы исповедовали. Но анализируя то, что происходило в Николаеве за полтора года, вы внимательно за этим следили, не кажется ли вам, что текущее отношение к Сенкевичу — это как раз результат того, что он изменял своим принципам и идеалам, объединившись с «Оппозиционным блоком», своим прямым конкурентом на выборах Игорем Дятловым, отдал многие направления, коммунальные предприятия. Не является ли это аналогичным?

— Нет, мы не видим таких вещей, не потому что их нет. Потому что Львов серьезно по политической активности отличается от Николаева.

— В какую сторону?

— Во Львове вообще нет представителей «Оппозиционного блока» в совете. А мэр, когда его избирают мэром, он прекращает быть непосредственно членом «Самопомощи». Он становится управленцем, владельцем которого являются жители Николаева. Жители Николаевва избирали людей в городской совет. Городской совет является прямым прототипом Верховной Рады. Извините пожалуйста, ему городом управлять, разрушать его. Потому что мэр должен заботиться о качестве жизни людей. Как он тут разбирается — другой вопрос. Главное, чтобы дороги стали ровнее, детские сады теплее, и все остальное. Другой вопрос, я наоборот вижу, потому что мэра толкут, он не идет на эти коррупционные компромиссы, которые ему предлагают. Поэтому, он управляет в невероятно кислотном окружении, но его поддерживают люди. Поэтому, если эти «Оппозиционные блоки» или «БПП» или другие сбросят мэра своими руками, в том числе человек, который ассоциируется с «Самопомощью», но не является его членом в духовном понимании, — они проиграют у людей.

— Огромное количество активистов, представителей гражданских институтов отвернулись от него в тот момент, когда увидели, что он начал полностью сотрудничать…

— Не знаю

— Все системные решения в городском совете принимались голосами «Самопомощи» и «Оппозиционного блока». Вот когда мы с вами  первом интервью говорили, вы тогда жестко критиковали это, говорили, что это неправильно.

— Я и сейчас буду критиковать.

— А потом вице-мэром стал Александр Омельчук, бывший руководитель «Партии регионов» в Николаеве. Он сейчас заместитель Сенкевича.

— Кто за это проголосовал?

— За это проголосовал Николаевский городской совет, а его вынес Александр Сенкевич.

— А кто за это проголосовал? «БПП» за это голосовал?

— «БПП» с «Нашим краем» не голосовали.

— Вообще? А как они тогда проголосовали?

— Тогда точно так же был сформирован исполком. Это коалиция «Самопомощи» и «Оппозиционного блока». 

— Вы знаете, не могу с вами это говорить. Я думаю, что такое количество людей не может проголосовать большинством без «БПП».

— «Оппозиционный блок» — это 26 голосов, а для принятия решения нужно 28. «Самопомощь» и «Оппозиционный блок» все решения могут принимать.

— Я это не отслеживаю, посмотрим и разберемся.

— Все системные решения, начиная с утверждения новой структуры, с назначения вице-мэров, с принятием нового состава исполкома — это все плод совместного сотрудничества Игоря Дятлова и Александра Сенкевича.

— Возможно. Я вам скажу одно, объясните мне, почему бюджет страны приняли «БПП» и «Оппозиционный блок»? Объясните мне, «Самопомощь» за него не голосовала. Антиконституционный суд приняли «БПП» и «Оппозиционный блок», потому что это продукты одного корня. «Самопомощь» точно не принадлежит к этим источникам. Поэтому, как оно складывается здесь в Николаеве — это вам лучше знать. Но это одни и те же люди, которые раскладывают яйца в разные корзины для того, чтобы дурить людей. Если на этой территории «Оппозиционный блок» с тех или иных исторических моментов, как название было эффективнее, то «БПП» поддалось. Между ними нет ни идеологической, ни коррупционной разницы.

— Знаете, что удивляет? Странно, что «Оппозиционный блок», будучи якобы оппозиционной партией, в Николаеве голосует за этот бюджет. А вот эти вот депутаты, которых все время называют изгоями, не приглашают на фракцию «Самопомощь» (Исаков, Суслова, Филевский), они не голосуют за этот бюджет.

— Это обычная манипуляция, которую вы раздуваете.

— В чем манипуляция?

— Эти люди всегда сотрудничали. Это разработанная очень удачно. элегантно провокация, акция, которая направлена на обесценивание мэра. А мэру в этой ситуации нужно выжить, сохранить город и развить его. Поэтому, вся эта мышиная возня вокруг этих слов, людей, фамилий - это ничто иное, как мышиная возня. Прекратите создавать мышиную возню. Контролируйте мэра, контролируйте расходы, контролируйте тендеры, контролируйте выполнение работ, прекратите заниматься псевдошахматной игрой. Политика - это не шахматная игра, это жизнь.

— Когда вы говорите о том, что «Оппозиционный» или группа Хомутынника, другие группы, отдают голоса - можно тоже говорить, что это мышиная возня. Но когда журналисты внимательно разбираются. кто за что голосует - это дает понимание общей картины.

— У них там не получается, это не мышиная возня - это обворовывание бюджета не миллиарды. Но там они одинаковые. Здесь они тоже одинаковые. Но их деятельность направлена на дискредитацию той самой «Самопомощи» и мэра, у которых нет выхода, потому что есть один момент: либо вообще завалить работу в городе и не построить ни одной дороги, либо идти на улучшение качества ради возможной потери тех или иных имиджевых моментов. 

Но знаете что? Люди разберутся. Важно быть откровенным в своих намерениях. Потому что отличается большая политика от местной. Местный политик имеет три задачи, они почти несовместимые. Первая задача, заботиться об эффективности и качестве жизни людей — это брусчатка, коллекторы, троллейбусы. 

— Хозяйственные вопросы.

— В Верховной Раде их нет. Второй вопрос, это политическая деятельность. Это соблюдать  при этом свои принципы, что не очень просто, когда ты думаешь про брусчатку, и нужно искать кадры для качественной исполнительной работы. Это три функции.

— По этим трем направлениям у Александра Сенкевича где успехи, а где не очень успешно?

— Его успех в том, что в такой кислотной среде «БПП» и «Оппозиционного блока», у которых одна природа, Сенкевич выжил как мэр, город потихоньку стает просто интереснее и красивее, обычные люди его уважают. Это является последствием его хозяйственной работы. И когда я заезжаю в город и еду по ровных дорогах, вы не можете этого отрицать. Хотя вы в начале говорите, что оказывается, это не успех мэра, это успех управленца вместе с людьми.

— Я не могу назвать ни одной дороги, отремонтированной капитально, которой можно было бы гордиться, за этот год. Я просто вижу эти дороги. Вам тяжелее судить, вы видите Адмиральскую улиц — она действительно неплохо выглядит, но это центр города.

— Но ее не было два года назад.

— Здесь всегда была хорошая дорога.

— Не было.

— Может быть, Пушкинская (от Ингульского моста до Большой морской, - прим.), но ее обслуживает областная власть.

— Не будем спорить, потому что вы лучше знаете. 

— Вернемся к парламенту. Мы недавно видели, как НАБУ и Генпрокуратура боролись с регламентным комитетом по вопросу получения возможности…

— Генпрокуратура не боролась, она соучастник преступления, отбеливания преступников. НАБУ боролось, а Генпрокуратура на стороне преступников.

— Относительно снятия неприкосновенности с ряда депутатов. Сейчас, по информации, которая есть в СМИ и других источниках, есть еще несколько десятков представлений на снятие неприкосновенности с депутатов. Если такое большое количество народных депутатов будут лишены неприкосновенности, откроются уголовные дела в отношении них, появятся определенные сомнения, как внесли данные в декларацию относительно каких-то имущественных вопросов. Насколько легитимной будет Верховная Рада, когда у нас будут десятки депутатов с подобными кейсами?

— Мы считаем, что депутаты вообще должны отказаться от неприкасаемости. Поэтому не будет прецедентов. Почему не будет легитимной? Они будут под следствием, но они будут депутатами. В чем дело? Неприкасаемость не запрещает тебе быть депутатом. Если суд докажет, а суд не докажет, потому что он самый справедливый суд в мире.

— Вопрос доверия. Будет ли народ доверять парламенту с такими хвостами?

— Да, это будет проблема. Но я не вижу в этом проблемы. Если 40 депутатов — на 40 депутатов меньше. Я вообще считаю, что парламент должен уменьшиться. Но, как бы мы не хотели обесценить парламент, в этом парламенте есть 80 человек, которых не было в предыдущих, которые имеют независимое мышление, могут прийти на независимое средство массовой информации, который манипулятивно или в ту, или в другую сторону тянет, и спокойно сидеть.

— Вы на что-то намекаете?

— Нет, я просто говорю. Это могут быть ваши фантазии, потому что я это чувствую. Я говорю, открыто говорю. Не переживайте, это не о вас, надеюсь. 

— Вы тоже не переживайте, мы не занимаемся манипуляциями.

— Я совершенно не переживаю. Но, эти люди отстаивают свое мнение. Их раньше не было, такого количества людей. Несмотря на всю греховность парламента, он не такой хороший, как должен был бы быть, но это единственный государственный институт, ветвь власти, которая является самой демократической. Как бы не парадоксально это звучит. Потому что президентская администрация — стопроцентная деспотия. Доказано моим здоровьем. Правительство — стопроцентная зависимость, несмотря на некоторые качественные вещи. Суд — вообще не существует в Украине, как таковой. Поэтому на этом этапе по ходу, из Египетской земли дома неволи, из рабства, потому что Советский Союз был обычной рабской колонией, до своего собственного дома — 26 лет. Была масса ошибок, потому что мы еще идем - в стране война. Поэтому, я лично и фракция, считаем, что досрочные выборы являются заказом олигархов и врага. Потому что когда происходят выборы полгода до и полгода после — самая слабая исполнительная власть в стране, потому что ее нет. Кто этим воспользуется? Фейковые журналисты, которые будут рассказывать о том, что это демократия, а при этом враг может воспользоваться отсутствием власти в стране? Нам не нужна фейковая демократия.

— А как же админресурс происходит, если во время выборов исполнительная власть такая слабая?

— Но речь идет о государственном управлении, а не об управлении выборами. Поэтому, тот же административный ресурс может быть использован на пользу тех, у кого больше денег. А больше денег, к сожалению, имеет враг. Второй вопрос, они хотят досрочные выборы и при этом не менять закон о выборах? Почему вы меня не спрашиваете о законе о выборах?

— Я об этом как раз и хотел спросить, немного позже. Скажите, правда ли, что одни из условий получения последнего кредита МВФ, который получен, являлся ряд законов, в числе которых была прослушка НАБУ и Антикоррупционный суд? Ни тот ни другой законы приняты не были, и как Верховная Рада, не выполнившая требования МВФ, будет на новой сессии реагировать на это?

— Это не Верховная Рада не выполнила. Это президент Украины и правительство не внесли. Эти законопроекты даже не вносились в парламент. Это ответственность исполнительной власти. Правда, Мировому банку, МВФ, надоела коррупция в Украине. И они поставили ультиматум. Мы были в Вашингтоне, они нам говорили об этом — ультиматум принять Антикоррупционный суд и усиление НАБУ. Не разрушение НАБУ. Кстати, на последней сессии таки побоялись, слава богу, назначить аудит в НАБУ, который должен был его уничтожить. Это единственный антикоррупционный институт, которому еще можно доверять. 

— Вы получили образование в США. В принципе, вас можно назвать человеков западным. Как вы считаете, какие действия последуют от европейцев, американцев после разочарования, которое они высказывают уже. Борис Джонсон на последнем европейском форуме в Киеве заявил. что тормозом реформ в стране является коррупция. И сегодня нас открыто критикуют западные политики, говоря, что вся наша власть прогнила коррупцией.

— Это правда.

— Какие последуют дальнейшие действия от международных институций?

— Жесткие. Не будут давать дешевых кредитов. Не будут приглашать в гости. И они уже это делают. А как же. Нужно нести ответственность. И поэтому власти нужно выбрать, либо она будет ездить в гости на Восток и брать там кредиты, но не помогло. А знаете, почему не поможет? Потому что мы с вами не говорим о людях. В Украине люди все решают, если вы помните. Две революции были не из-за хлеба или воды, они были из-за политических вопросов: фальсификаций на выборах и невыполнения обещаний войти в ЕС. Эта страна генетически детерминированная, демократическая страна.

— Чем Ющенко закончил? Он пошел на уступки своим оппонентам и назначил Януковича премьер-министром. А Александр Федорович пошел на уступки своим оппонентам и назначил тех, кого  ранее называл противниками.

— Я очень рад, что вы сравниваете мэра города с личностью, которая стала рядовой в государстве. Потому что Ющенко сделал, если вы оцениваете в общем, не…. Да, он был не успешный, потому что в такой ситуации трудно было бы быть успешным, когда вокруг масса людей, которые создают обстоятельства, при которых невозможно управлять. Но он сделал две вещи, которые в корне изменили эту нацию, пока что вы даже этого не замечаете: вытянул свет божий страшную трагедию Голодомор, и это позволило людям осознать ценность жизни, свою нацию, которая выжила, такой больше нет в мире, которая пережила такую трагедию и выжила. И второе, он внедрил невероятный инструмент поддержки молодого человека — ВНО.

— Лилия Гриневич говорит, что она.

— Лилия Гриневич была техническим исполнителем. Президент Украины и министр Вакарчук приняли решение о внедрении. Лилия Гриневич - на самом деле была одним из разработчиков ВНО, которая работала технически. Но президент Ющенко это внедрил. И тем самым, сохранил среднюю школу. Потому что, если бы не было ВНО - продавали бы картонки с оценками, и дальше продавали бы университеты. И вы, как молодой человек, должны акцентировать на этом, а не искать то, где он был не успешным. Потому что успех рождается, когда поддерживают успешных.

— Я просто процитировал Сенкевича. Он в одном из интервью говорил, что очень не хотел бы, чтобы его сравнивали с Ющенко.

— Я вижу, у вас очень дружественные отношения с мэром. 

— Нет, с тех пор как он удалил из Facebook, как он делает с каждым, кто его критикует, мы уже не друзья. Но это нормально.

— Знаете, есть такое шекспировское высказывание: «Любовь закованная в ярость». Очень глубокое высказывание. Ваша ярость друг к другу — это любовь. Потому что вы в Николаеве хотите лучшего Николаева. Мой совет вам со стороны, не ругайтесь, потому что это выглядит некрасиво. Пользы не дает. Критикуйте, будьте объективными, не подсовывайте фейковых бомжей и других вещей.

— Почему вы уже трижды об этом говорите?

— Потому что меня это впечатлило. 

— А как вы об этом узнали?

— Мне об этом рассказали люди. Говорят: «Куда ты идешь?», я говорю «К классным людям». «Так они бомжей кладут под горсовет».

— Странно, что с вами ваши коллеги по «Самопомощи» в Николаеве не говорят: «Пожалуйста, можете помочь нам как лидер парламентской фракции выделить субвенцию на важный инфраструктурный проект? А вы говорите, что они с вами разговаривают о бомжах. Какие еще важные вопросы подымают?

— Так ваш бомж - это факт.

— Я не подсовывал никакого бомжа. Так что факта никакого нет.

— Как? Вы же сами потом это показывали по телевидению!

— Я показал на видео, как двое людей его привели. Вы можете утверждать, что его привел я?

— Я к вам с таким уважением отношусь. Но если вы начинаете передергивать, это просто некрасиво для вас.

— Вы трижды обвинили нас, я же имею право ответить.

— Это факт, друг мой.

— Что такое факт? Вы что-то можете доказать?

— Нет.

— Просто вы говорите, что вам что-то сказали.

— Люди мне про это сказали. И это есть факт.

— Так факт — то, что вам кто-то сказал, это факт. А не что кто-то привел бомжа.

— Может позовем кого-то, чтобы нас рассудили, кто лучше говорит? Нет. Я не хочу.

— И я не хочу говорить о бомжах. Я хочу говорить о развитии города Николаева.

— Доверие. Кредит доверия должен быть. А его нет. Поэтому, когда хочется кого-то унизить — это не надо делать, потому что этим ты унижаешь себя. Это всегда вылезет. Поэтому, молодые люди, молодые средства массовой информации… Я вообще считаю, что СМИ имеют критическое значение в развитии государства. Поэтому вас смотрят тысячи или десятки тысяч. 

— И мы несем эту ответственность.

— Более того, к вам относятся с априорным доверием. Поэтому, каждая ваша манипуляция ради фейковой новости, которая разлетится…

— Вы снова обвиняете нас в фейках.

— Я не о вас, я про журналистов. Не ищите врага, где вы его не имеете. Я сюда пришел, потому что я вас уважаю. Мне нравилось с вами работать, и сейчас нравится. Я люблю жесткие разговоры. Но передергивание, потому что вы кого-то не любите — неэтично и не имеет пользы. Потому что мы тратим время. Я бы уже вам рассказал еще о чем-то интересном, а мы говорим о том, кто из нас лучше. Вы лучший.

— Правда ли что сейчас, то, о чем вы, кстати, говорите, международные партнеры требуют принятия нового закона о выборах, который бы полностью отменял мажоритарную систему и вводил бы пропорциональную систему? Какое отношение к этому у партии «Самопомощь»?

— Наше требование и мы поддерживаем законопроект, который зарегистрирован в Верховной Раде — это выборы на пропорциональной основе с открытыми списками. Наконец-то, международные партнеры начинают об этом говорить. Потому что обычно у них есть принцип, что они не вмешиваются в законы о выборах. Потому что страна должна выбрать свою систему. Но, так как это критично, потому что нынешний закон, который придумал еще предыдущий преступный режим, теперь и не знаю, какой режим преступней, но предыдущий преступный режим — такой, что воспроизводит олигархат в парламенте. Он для этого был создан, красиво прописан. Если его сейчас применить, то все равно выборов вообще нет. Если принять новый закон на пропорциональной основе с открытыми списками…

— Такой как был на местных выборах?

— Подобный. Кстати, закон о местных выборах не досконален. Но этот закон позволил в советы разных уровней завести новых людей. Да, он имеет много несовершенств — законы о выборы делаются на протяжении десятка лет, изменяются в демократических странах. Поэтому, они надстраиваются. Вот сейчас прошли выборы. Есть несовершенства — некоторые округи не имеют своих представителей. Это можно изменить очень просто. Но сам закон позволяет людям, которые не находится в системе координат олигархического режима, попадать в местные советы.

— Европейцы требуют от нас новый избирательный закон? 

— Прямого требования на бумаге нет. Есть требование в разговорах и переговорах.

— В целом, рассматривает ли партия «Самопомощь» Александра Сенкевича как возможного кандидата в парламент? Будете ли вы поддерживать его дальнейшие политические амбиции, о которых он неоднократно заявлял?

— Он член политической силы.

— Он ее даже возглавляет в Николаеве.

— В области.

— Согласно данным реестра, в городе.

— Ну, значит еще не перерегистрировали.

— Ну, де-факто, в области, вы имеете ввиду. 

— Да. Он работает и мы будем его поддерживать. Если между нами возникнут какие-то дискуссии, мы будем из дискутировать. Люди — это люди, и находят истину исключительно в дискуссии. А не в деспотии. Поэтому, сегодня, считаем, что он работает, у него очень сложная работа, непростая ситуация. Я бы назвал ее исключительно кислотной. Но он справляется. И будем помогать ему, и просим николаевцев и СМИ, критикуя и контролируя, помогать сохранять стабильность Николаева. Потому что это развитие.

— Некоторые политики, в том числе здесь, у нас в студии, высказывали идею о том, что партии «Самопомощь» сегодня выгодно, чтобы Александр Сенкевич был отстранен как-то от должности, чтобы использовать его в качестве «жертвы», чтобы он был удобным кандидатом, человеком, пострадавшим от «Оппоблока». 

— Это псевдополитиканы, которые придумывают какие-то конструкции, о которых трудно думать. Мы никогда не думаем, как сделать хуже, чтобы стало лучше. И это абсурд. Если вы такое слышите, это говорят люди, которые совершенно нелепы, которые придумывают плохое, чтобы было лучше. Нельзя плохим сделать лучше. Нужно делать и жить, как оно есть. Быть собой. Кстати, это один из лозунгов «Самопомощи». Будь собой, возьми и сделай. И это не так просто. Так что, возьмите и сделайте, помогите мэру стать лучше. Потому что критиковать всегда легче. Сделайте это. Но вы это делаете, поэтому, возможно, и имеете некоторые трения. Любовь закованная в ярость. Это шекспировское высказывание, которое всем нам помогает найти любовь в ярости.

— Спасибо, что разговор.

Олег Деренюга, НикВести

Хочешь узнавать самые важные новости первым? — Подпишись на Telegram НикВестей
Николаев, Политика — НикВести / 23:49, 01 Августа, 2017
3069
Loading...
Самое важное сегодня