Министр Омелян признал, что в Николаевской области нет прогресса в ремонте дорог

Николаев, Политика — НикВести / 14:41, 23 Октября, 2017
1826

Министр инфраструктуры Украины Владимир Омелян в студии НикВестей рассказал, когда будет отремонтирован железнодорожный вокзал в Николаеве, прокомментировал острые вопросы, которые губернатор, нардепы и бизнесмены задавали Главе АМПУ Райвису Вецкагансу во время инвестиционного форума в Николаеве.

Министр также заявил, что в ближайшее время будет проведена проверка работы ГП «Дельта-Лоцман» из-за того, что их буксиры осуществляют лоцманскую проводку судов к арестованным причалам завода «Океан».

По словам Владимира Омеляна, в Николаеве помимо «Океана» есть еще 2-3 предприятия, где функционирует подобная «серая» портовая зона, где происходит «что-то непонятное». 

Об этом, а также о многом другом читайте в интервью, которое дал НикВестям министр инфраструктуры Украины Владимир Омелян во время своего недавнего визита в Николаев.

— Один из последних случаев, когда вы посетили Николаева— это незапланированный визит, если я не ошибаюсь, как пассажир плацкарта. Вы тогда посетили николааевский железнодорожный вокзал, раскритиковали его состояние, его внешний вид. даже посетили туалет, мы помним этот пост в Facebook, эти ужасы потом обсуждали по всей Украине. Я понимаю, что у министерства забрали полномочия управлять «Укрзалізницей», но так или иначе, вы ситуацию понимаете хорошо, ситуация не поменялась, железнодоронный вокзал до сих пор в таком виде. Хотя, насколько мне известно, есть воля и Николаевского городского, и областного советов софинансировать его реконструкцию. Почему ничего не меняется? Как вы считаете, есть ли перспектива, чтобы Николаев получил действительно красивый качественный современный вокзал?

— Дело не только в железнодорожных воротах, тут проблема в общем у нас в «Укрзалізниці», которая вместо того, чтобы быть одним из локомотивов украинской экономики, все больше превращается в такой тромб. Еще одно подтверждение — моя сегодняшняя встреча с коллективом николаевского морского порта, частными компаниями, которые там работают, которые также жалуются на то, что их заявки на перевозки выполняются на 50 - 60%, не более. Мы должны переломать эту ситуацию, и, возможно, некоторые люди, которые бы хотели продолжать вытягивать деньги из «Укрзалізниці», и сохраняют эту ситуацию неопределенности, когда не понятно, кто за нее отвечает, какие люди ее контролируют.

Для меня самое важное - это вопрос реформы. И дело в том, что будет реформа, будет качественный менеджмент — все политики и бизнесмены отпадут сами по себе. И это для них самая большая угроза. 

Но я убежден, что как это удалось с Администрацией морских портов, как это удалось с «Укрпочтой», то самое будет с «Укрзалізницей». Это непременно. И тогда мы получим нормальный качественный вокзал. Форма его управления — или это будет на балансе городской общины, или это останется активом «Укрзалізниці», или это будет государственно-частное партнерство — это надо будет обсуждать в дальнейшем. Потому что у нас есть опыт отдельных стран, которые решили в один момент передать все железнодорожные вокзалы в частные руки. Эксперимент был неудачным. И сейчас они выкупают этот актив, он в ужасном состоянии, и инвестируют государственные средства на содержание. Другой вопрос, что мы видим по Европе: железнодорожный вокзал - это не просто помещение вокзала. Он используется как и арт-объекты, как бизнес-центры, как коммерческие какие-то центры. Тут нужно найти необходимый баланс и получить за счет этого дополнительное финансирование. Я надеюсь, что после нормальной реформы «Укрзалізниці», это продлится полгода - год, мы уже через два года получим новое качество сервиса по перевозке пассажиров. Потому что об этом тоже забывают - грузы, грузы, грузы. Нет, пассажиры. И я на этом настаиваю. Новое качестве железнодорожных вокзалов и, безусловно, сотрудничество с бизнесом, по перевозке грузов.

Владимир Омелян, министр инфраструктуры Украины

— Вы сравнили реформу железной дороги с реформой, которую вы проводите в администрации морских портов. У нас недавно в Николаеве прошел инвестиционный форум, там присутствовал глава АМПУ Райвис Вецкаганс, но ему там там задавали очень острые вопросы. Выступали портовики, губернатор, народные депутаты. И главный посыл, который звучал, он тоже был об инвестициях. Говорили, что все инвестиции уходят в порты Одессы. Николаев ущемляется, сборы платят здесь, а дноуглубление и другие работы проводятся в одесских портах. Конечно, вы скажете, что 100 миллионов выделено на дноуглубление у нас в акватории, мы помним, был скандал, связанный с тем, что последствия этого дноуглубления сбрасывались в черте города напротив яхт-клуба в Корабельном районе. Чтобы вы ответили на эту критику, которая звучала во время форума в адрес Вецкаганса о том, что действительно, деньги от сборов реализуются не в Николаеве?

— Я просто напомню, что до назначения Райвиса у нас были постоянные скандалы относительно проведения тендеров, и кто сколько сотен миллионов должен был положить себе в карман. Этого нет. После его назначения у нас все тендеры проходят в нормальном прозрачном режиме. И все компании, мировые лидеры по дноуглублению, принимают участие и определяю победителя без каких-либо исков и рассмотрений в Антимонопольном комитете. Мы экономим на этих тендерах, вот два, которые мы провели самых больших, на общую сумму 1,5 миллиарда гривен, мы сэкономили полмиллиарда. Это огромная сумма. И это подтверждает, что Райвис на своем месте. Что касается вечного противостояния большой Одессы с Николаевским регионом – да, это имеет место. И мы хотим эту диспропорцию устранить. Что мы делаем для этого? Наша ключевая цель «Стратегии 2038 год» — мы должны иметь частные порты, мы должны иметь самые больше порты в долгосрочной концессии. Только частный собственник может быть эффективным. 

Когда мы тешимся иллюзией, что государство будет успешно руководить государственными предприятиями — это фикция, которой нас кормили десятки лет для того, чтобы воровать наши деньги, из карманов налогоплательщиков.

— Там, кстати, на форуме подымался вопрос концессии порта «Ольвия». Я общаюсь с некоторыми народными депутатами, которые представляют наш регион в профильном комитете, по их словам никакого законопроекта о концессии не существует. Он не обсуждался у них на комитете. Как вы планируете реализовать концессию порта «Ольвия»? Как обеспечить действительно прозрачный конкурс на концессию, чтоб зашли реально мощные компании, чтобы это действительно показали новый качественный уровень сервиса по обслуживанию грузовых судов?

— До 2016 года мы все время говорили декларациями, что мы хотим что-то продать, что-то отдать в концессию, что-то отдать в аренду. В результате, мы имели ноль мировых компаний и непонятные офшорные точки: кто-то торговал шаурмой, а кто-то переваливал зерно на территории одного и того же порта. И все это было «под кем-то». Вот мы хотим изменить эту философию. На самом деле, и николаевские депутаты, за что я им благодарен, поддерживают концессию. Они понимают, что это правильная форма управления государственным имуществом, когда оно фактически находится в руках частного собственника, который уплачивает налоги в бюджет, который уплачивает дивиденды государству, но с другой стороны, это имущество остается в государственной собственности через 25 - 49 лет. 

Что сделано состоянием на сегодня? У нас полностью подготовлен законопроект о концессии. Он готовился достаточно долго, но зато мы уверены, что это качественный продукт. Мы готовили его совместно с европейскими и американскими специалистами, привлекали Европейский банк реконструкции и развития, известные юридические компании. Я надеюсь, и наша цель, чтоб мы в декабре этого года внесли его в парламент, чтобы он был проголосован в первой половине 2018 года, в первом чтении и в целом. Более того, чтобы не тратить время, и не ждать, пока сначала проголосуют закон, а потом уже готовить документы, мы уже совместно с Европейским банком реконструкции и развития начали подготовку так называемого технико-экономического обоснования (ТЕО) нескольких морских портов: «Ольвия», «Херсон», а также ряд других объектов. В том же Черноморске это паромная переправа. Недавно было принято решение, что мы так же будет готовить ТЕО по железной дороге, европейской колее, которая объединит Киев и Одессу, чтобы украинцы и туристы не тратили 6 - 7 часов, как сейчас, чтобы добраться «а-ля Hyundai».

— Вы ожидаете, это будет украинский бизнес ли международные корпорации?

— Вы знаете, в случае с железной дорогой, это точно будет большая международная компания. 

— А порты?

— Порты, мы бы хотели, чтобы это были ведущие мировые компании. То, что мы сейчас ведем переговоры по порту Южному и Черноморскому — это самые крупные порты Украины — мы там ожидаем заход двух портовых операторов Hutchison Ports и DP World в этом, не позже следующего года. Причем, они готовы не просто готов заходить и оперировать тем, что есть. Они готовы создавать дополнительные рабочие места, создавать дополнительные мощности как по перевалке, так и по переработке. 

По «Ольвии» и по «Херсону», я тоже надеюсь, что это тоже будут мировые компании. МЫ проводим сейчас переговоры как с корейцами, так и с европейцами, чтобы они зашли в эти порты и взяли их в концессию.

— В продолжение темы порта «Ольвия», нам, наверняка, известно, и мы проводили по этому поводу журналистское расследование. О «серой зоне», которая образовалась в нелегальном порту «Океан». Порт «Ольвия» из-за этого недополучает грузы, теряет прибыль. Скажите, почему лоцманская компания «Дельта лоцман» проводит суда к арестованным причалам завода «Океан»?

— По ситуации с «Океаном», если можно, я начну с того, что меня больше всего волнует. Это как раз яркий пример того, что происходит в Украине. Если вы помните, это было одной из самых мощных предприятий не только Украины, но и вообще всего постсоветского пространства по строительству судов разных типов, причем, большого класса. Если вы помните, нидерландская компания успешно там работала, платила налог в бюджет Украины, создала рабочие места для украинцев. Мы экспортировали, на самом деле, почты завершенные суда, в которых, фактически, в Голландии только доделывалась рубка, навигационные приборы и некоторые другие вещи. Это все было уничтожено, потому что отдельные чиновники местного уровня решили, что «тут нам чужих не нужно, мы сами лучше разберемся». В результате, мы получили руины. И вот эта бесхозность показательна и в других сферах. 

По «Дельта лоцман», этот вопрос подымалось на последнем совещании в министерстве, которое было в начале октября. Мы сейчас ждем полный отчет «Дельта лоцман» и «Администрации морских портов», что там происходит. Но, должен вас на самом деле расстроить, что это не только ситуация с «Океаном». У нас есть данные по нескольких других предприятиях, аналогичные сигналы, что там происходит что-то не то. Но мы сейчас проверяем совместно с правоохранительными органами, надеюсь, ответ будет быстро.

— Вы же помните, там даже были факты захода российских судов.

— По российских судах, у нас эта информация не была подтверждена.

— Насколько я понимаю, вы сегодня посетили также николаевский филиал АМПУ. В последнее время все чаще звучи информация о конфликтах администрации с трудовым коллективом, со стивидорными компаниями. Чего только стоит громкое заявление компании «Бунге», что им не дают работать и развиваться. Как вы оцениваете ситуацию?

— Это (напряжение, - прим.) мы уже сняли. Действительно, у нас была определенная эскалация, непонимание между портом и филиалом АМПУ и частными компаниями, которые там работают. Весной - летом этого года были проведены соответствующие кадровые перестановки. Я думаю, что это было хорошим уроком для всех, кто решал использовать государственное имущество либо манипулировать государственными полномочиями в частных интересах. Сегодня была хорошая встреча с советом порта. Мы обсудили ряд вопросов, по большинству мы пришли к нормальному итогу. Им было приятно услышать, что меняется политика министерства и Администрации морских портов относительно причалов. Как вы знаете, было очень много дискуссий, даже судебных разбирательств по спецуслуге. Фактически, когда частный собственник, чтобы получить доступ к причалу, был вынужден платить большие деньги, но не получал возможности беспрепятственного доступа. 

— Это был закрытый откровенный разговор или это была публичная дискуссия? Потому что туда не приглашали прессу.

— Честно говоря, это не я выставлял этот формат, так решила местная администрация, но у нас была абсолютно откровенная дискуссия. Вы знаете, у меня нет, скажем так, шизофрении политической, что я в закрытом пространстве говорю одно, а в публичном — другое. Поэтому, мы обсудили все откровенные вопросы, которые нас волновали. Я думаю, что те напряженности, которые были, они уже далеко в прошлом. Сейчас мы должны направить свои усилия на то, чтобы перейти к новому формату. 

Аренда и дальнейшая концессия причалов - это нормальный европейский подход. Это то, что интересует большие офисы, большие компании, которые уже работают в Николаеве.

— Владимир Владимирович, всем известно о ваших патриотических проукраинских взглядах. Вы недавно предложили аэропорт «Борисполь» назвать именем Мазепы. Я бы хотел вас попросить прокомментировать выступление Александр Трощенков - и.о. директора ГП «Николаевский морской торговый порт». Сразу скажу, это старое видео. В одной из николаевских школ, будучи уже тогда портовым работником, он говорит детям следующее: «Мы живем в Украине и знаем, что на западе нашей страны другая память. Там почему-то чтут память гаупштурмфюреру СС Роману Шухевичу, он там народный герой. Этому пану Шухевичу в свое время некоторые политики присвоили звание Героя Украины. Слава богу оно отменено. 9 Мая это был день победы. На западе сейчас это День скорби. Пусть празднуют день скорби, а мы будем праздновать день победы». 

— Вы знаете, я видел очень многих людей, которые придерживались разных взглядов на историю Украины. Но когда произошло российская агрессия, очень много моих русскоязычных друзей, которые помнили советскую историю, а не украинскую, взяли автоматы и пошли на фронт. И защищают сегодня Украину. Поэтому, я больше чем убежден, что проблема людей в том, что их искусственно ограничивали от правды. Их искусственно напихивали советской пропагандой о мифических бандеровцах, о какой-то особенной Западной Украине, на самом деле воруя их прошлое. Потому что, если спросить у каждого николаевца по их семье, сколько из них было замучено советскими спецслужбами во время советской оккупации — я думаю, что они содрогнутся.

— Но у нас не советский и не фашистский режим, мы не обязаны навязывать людям взгляды. А с другой стороны, наверное и не надо ходить к детям в школы и рассказывать свои взгляды.

— Вы же сказали, что это старая запись. Я просто исхожу из того, что мы должны знать и ценить свою историю. Я помню, когда-то был шквал критики, когда я приехал поздравить николаевцев с Днем города. Я заявил, что Николаеву тысячи годов. И это тоже правда. Нам искусственно навязывали советскую идеологию, что все произошло после 1917 года: появились города, появилось производство. Это не правда. Когда вы увидите города и страны, Западную Украину, которая была до советской оккупации — там была намного мощнее и промышленность, и первые поезда были на западной Украине.

— Что сейчас делать с такими как Трощенков? Понятно, что он не один такой. Чтобы люди, которые тогда находились в этой пропаганде, чтобы они не несли дальше это в массы.

— Просто нужно говорить правду. И мы на этом тоже акцентируем свое внимание. Смотрите, без какого-либо влияния с моей стороны, руководитель порта  бывшего «Октябрьск» выступил с инициативой переименовать порт в прекрасное название «Ольвия». Это давнее грецкое поселение, которое было на территории Николаевщины определенное количество лет назад. И никакого сопротивления. Мы просто должны помнить, кто мы такие.

— Сейчас в Украине, насколько мне известно, позитивная тенденция по увеличению грузопотока и пассажиропотока в аэропортах, лоукосты, опять же, заходят, это ваша заслуга. Какие аэропорты вы считаете перспективными в Украине сейчас и входят ли в планы правительства вкладывать деньги в аэропорт Николаев?

— Я считаю, что мы должны вернуться к минимум 25 портам по территории Украины. И я хотел бы, чтобы это количество было бы, хотя бы, 50, как у нас было состоянием на 1991 год. 

— А сейчас сколько?

— Сейчас, фактически, у нас в нормальном состоянии около 10 аэропортов. Но это условная цифра, потому что состояние их взлетных полос оставляет желать лучшего. Я бы очень хотел, чтобы украинцы летали. Я почему, собственно, мы настаиваем на том, чтобы зашли лоукосты и была создана украинская частная лоукост-компания для того, чтобы украинцы могли летать за 20 - 30 долларов в Украине и по миру, а не платить 300 долларов за перелет Днепр - Киев или платить 500 за перелет, условно, Одесса- Европа.

— Развитие аэропорта «Николаев» входит в планы правительства, или пока это только местными деньгами будет финансироваться?

— Мы приветствуем эту местную инициативу. Я как раз общался с губернатором по этому поводу. Он верит в будущее аэропорта, и я также. Я убежден, что все начинается с человека. Если есть поддержка главы области, если найдет специалист, руководитель аэропорта — это все полетит. Безусловно, мы начнем с нескольких рейсов в неделю, потом это будет увеличиваться. Но начать нужно. Люди хотят летят. Все сдерживается только высокими ценами, отсутствием такой услуги базовой.

То же самое было с дорогами. К сожалению, Николаевщина не является самой прогрессивной областью, как бы мне не было досадно, среди других украинских.

— В ремонте дорог?

— Да. Но то, что началось по всей Украине - это очередное свидетельство того, что люди не ездили не потому что не хотели ездить, а люди не ездили потому что не было дорог, по которым можно было бы ездить.

— Еще один важный вопрос, помимо дорог, мосты. Проект «Японского мост». Реализация этого проекта даст возможность обеспечить эффективную логистику, увести фуры из города. Ведутся ли сейчас переговоры с правительством Японии по кредитованию этого проекта?

— Они ведутся, но я очень не удовлетворен тем, сколько времени мы потратили на эти переговоры.

— С 2010 года, если я не ошибаюсь.

— Это должно было бы произойти намного быстрее. И я очень хочу, чтобы мы уже вышли на финал и могли приступить к проектировке строительства этого моста. Он давно уже созрел. Существующая инфраструктура уже не справляется с тем потоком, который идет.

— Все время деньги выделялись не на инфраструктурные объекты, а на какие-то киевские — станция мелиорации, еще что-то было. Когда есть такой важный инфраструктурный объект, который в рамках страны, транзитный мост.

— Самая большая проблема Украины не в том, что куда-то выделялись, а куда-то не выделялись. Самая большая проблема Украины в том, что все время воровали. И если бы те средства, за которые строили мы дороги в 2010, 2011 годах, строить сейчас…

— Кто отвечает у вас в министерстве за «Японский мост»?

— У меня есть заместитель Виктор Довгань, который, собственно, курирует международное направление, в том числе и этот мост. 

— В следующем году что-то можно ожидать?

— Мы тут ожидаем на окончательное решение с японской стороны. Как только оно будет — мы сразу же будем приступать.

— А что с Варваровским мостом, Ингульским мостом в Николаеве? Какой алгоритм решения вопроса с их ремонтом вы видите? Мы помним заявление экс-мэра Николаева в ваш адрес, чтобы вы лучше не рассказывали о том, как он через балкон перелезал, а помогли с ремонтом моста. На что вы тогда в комментарии изданию НикВести ответили, что, «Пожалуйста, напишите официальное обращение».

— Мы так ничего от него и не получили. Я не хочу комментировать бывшего мэра, дай бог ему здоровья. А что касается ситуации с мостом, мы сейчас отрабатываем с «Укравтодором» возможные пути решения. Безусловно, его реконструкция крайне актуальна. 

— Я правильно понимаю, вы узнали из прессы об этом?

— Да, у нас есть часто такое общение, что информация, обмен идет через Facebook, а не через надлежащий канал связи. Ничего страшного, прогрессивная нация, в конце концов.

— Владимир Шульмейстер, который также ранее работал в Мининфраструктуры, сейчас является советником николаевского губернатора Алексея Савченко. Он был у нас в студии и заявлял, что при вас в министерстве происходит откат реформ. Что бы вы ему ответили? Он имел ввиду экологическую инспекцию, которая, по его словам, по жалобам вновь терроризирует порты. Он говорил, во многом, о ProZorro, о прозрачности, об открытости, о дерегуляции в портах. Вот он считает, что сейчас происходит откат.

— У меня, в принципе, нормальный тесный диалог с Шульмейстером, я общался с ним перед поездкой в Николаев. Возможно, это у него какие-то политические амбиции или другая мотивация. В частных разговорах он ни разу не говорил об этом. Наоборот, он был доволен многими победами в министерстве инфраструктуры.

Что касается системы ProZorro, мы были первыми и остаемся первыми в Украине по ее внедрению. Это работала команда под моим руководством и мы продолжаем этот проект. Мы первые и единственное в Украине министерство по количеству корпоратизированных государственных предприятий — два. И после этого никто не сделал. Мы первые по назначению независимых руководителей нового качества в Украине. И мы не назначаем «от кого-то», мы назначаем действительно качественных людей там, где это возможно, потому что не всегда дают. Поэтому, я не могу говорить о каком-то откате реформ. Если есть какие-то факты — мы готовы дискутировать.

Что касается экологической инспекции, просто напомню, что это компетенция другого ведомства. 

— Министерства экологии.

— Но мы тоже в хорошем контакте с министром экологии Семераком. И сейчас мы принимаем все мероприятия, чтобы не было любых злоупотреблений.

Поэтому, я надеюсь, что господин Шульмейстер скоро в вашей студии скажет, что он увидел резкий прогресс, он состоялся.

— Профильные нардепы, представляющие наш регион в парламенте и транспортном комитете — Вадим Пидберезняк, Давид Макарьян и Борис Козырь. От них исходит какая-то инициатива по проблемным вопросам области? Как вы с ними сотрудничаете?

— Мы с ними тесно сотрудничаем, это моя работа как министра хорошо работать с парламентом, как и с мажоритраными депутатами, так и с теми, кто прошел по спискам. Очень хороший диалог также с Тарасом Креминем, которого вы не вспомнили.

— Он в образовательном комитете.

— Но на самом деле, он тоже поддерживает, потому что каждый голос важен, когда парламент голосует за инфраструктурные законопроекты. По тех, кого вы перечислили, да, все время сотрудничаем. Борис Козырь в транспортном комитете, он известный специалист в морской сфере, так же, как и господин Урбанский (Александр Урбанский, народный депутат от партии «Блок Петра Порошенко», - прим.). У нас могут быть и совпадения во взглядах, могут быть и дискуссии.

— А с Андреем Вадатурским? Он в другом комитете, но насколько я понимаю, у вас какие-то разные взгляды на будущее речных перевозок.

— У нас есть разное видение не только с Андреем Вадатурским или компанией «Нибулон», у нас бывают также разные взгляды с компанией «МАУ». Но тут есть позиция, для меня очень простая. Я всячески буду поддерживать украинские отечественные компании. И «Нибулон», и «МАУ». Но я хочу, чтобы рынок был открытым, чтобы он не был зарегулирован, чтобы не было монополии. И я очень надеюсь, что мы выйдем на конструктивное видение нового закона о речных перевозках, потому что он крайне необходим для страны. Это запускает абсолютно новую сферу, которая уже забыта богом и фактически забита полностью к нулю. Мы запустим судостроение, мы запустим строительство речных терминалов, перевозку по речках с 5 - 7 миллионов тонн в год сейчас до 35 - 60 миллионов тонн через 3 - 4 года, если закон будет принят. Это стоит делать, за это стоит бороться. Поэтому, дискуссия неминуема. Каждый хочет сохранить свое место под солнцем, а я хочу всем доказать, что для всех солнце светит одинаково.

Беседовал Олег Деренюга, НикВести

Хочешь узнавать самые важные новости первым? — Подпишись на Telegram НикВестей
Николаев, Политика — НикВести / 14:41, 23 Октября, 2017
1826
Loading...
Самое важное сегодня