Если вами не манипулируют, значит вами занимаются профессионалы

НикВести Блоги / 19:23, 22 Марта, 2016
0
1879

Кланы вместо политиков

У нас же, не зависимо от того, кто из политиков придет к власти, неуправляемость в стране нарастает по закону энтропии.  Хаос все больше побеждает былой порядок, который, хоть плохонький, но все же был во времена СССР. И неотъемлемое ухудшение дел, в кармане каждого жителя города, все больше теплит надежду в умах избирателей. 

Сегодня, в период глобализации строить государственную политику на основании прошлых идеологий уже не получается. Не получается строить националистическое государство, не получается строить консервативное государство, не получается строить либеральное государство, коммунистическое или анархическое государство в чистом виде. 

Национальное государство изжило себя как принцип консолидации населения. Франция в свое время была первым национальным государством. Разные французские народности объединились в единую национальную страну. Те, кто не хотел этого, погибли в гражданской войне во время гражданской войны входящей в состав французской революции 1793 года. Возникло национальное государство. По этому образцу начали лепить национальные государства во всей Европе. 

В Чехии в середине 19 века появились так называемые «Будители», которые возродили чешский язык в Чехии. И в 1918 году Антанта даровала им чешское государство. Ян Масарик был первым чешским президентом. И эта модель национального государства действовала до конца 20 века и успешно тиражировалась два века подряд. 

Межгосударственные транспортные и информационные потоки этого не дают сделать. Границы размываются. И государственная политика размывается. А в слабом государстве, без определенной идеологии политика вовсе отсутствует. Вместо политических лидеров у нас клановые вожди. А вместо политических партий у нас платформы для баллотировки. Причем сами эти политические (партиями их назвать тяжело) партийки, вовсе не отличаются друг от друга. Все обещают хорошую жизнь, низкие тарифы и налоги одновременно с высокими зарплатами. Но никто не может понять, как это делать. Включая и тех, кто нам это обещает. 

Собственно, вся эта картина приводит нас к дефициту управленческих кадров, полнейшей неуправляемости страны и полному отсутствию политико-идеологических противостояний. Никаких политических задач, никаких программ партий, никаких отличий, а поэтому никакого положительного результата от этих политических партий в нашей стране не наблюдается. 

Политические программы в большей степени должны касаться современных условий.  А именно новых мировых тенденций. Информационных, инфраструктурных и геополитических условий современности. 

Поэтому, а начала XXI века, действительно модель национального государства оказалась в аутсайде. Особенно для стран развитых в плане инфраструктуры и инноваций. Да собственно и для производителей сырья. При производстве любого продукта, минимальные издержки возможны только за счет глобального разделения труда.  Например, самые энергоемкие производства переносятся ближе к экватору, для экономии топлива. Из Канады, как и  из Украины судостроение переехало во Вьетнам и Таиланд. Транснациональные корпорации производят существенные объемы продукции и стараются экономить на расходовании энергии, заработной плате, социальных стандартах и уплате налогов. 

Хотя тенденция развития Украины глобально предсказуема, но в деталях по части личностей, которые будут участвовать в этом процессе, процесс непредсказуем. Поэтому требовать от политиков и тем более от избирателей точности и последовательности выбора – неразрешимая и невыполнимая задача. Приходится ориентироваться по ветру или опираясь на интуицию. А то и вовсе на приятное лицо политика. 

Это не политика. Это не наш выбор. Мы ничего не выбираем. У нас не из чего выбирать. И поэтому они выбирают за нас. Но беда в том, что их представление о том, что для нас хорошо, вовсе не такое, как нам представляется. Для нас кажется, что нам одно хорошо, а им кажется что нам хорошо совершенно другое. А почему?

Чудо вместо идеи

А потому что если мы не знаем, что мы хотим, то мы и не можем для них сформулировать свои ожидания. Мы действительно, с религиозным упованием на полнейшую покорность и послушание получаем тот результат, который для нас уготован ИМИ. Не важно кем. Не важно каким полюсом влияния. Главное, что не нами. Мы лишь покорно принимаем чудесные обещания, в которых потом обязательно разочаровываемся. 

Складывается впечатление, что наши люди по привычке верят в чудеса идут за этими обещаниями. И детская вера в чудеса, замещается практически религиозной верой в партию без предложений и программы. Люди сами наделяют партию чудесными свойствами, а их лидеров временно признают святыми. Это фанатичная вера. Особенно в украинской действительности. 

Мы верим в чудо. Это реально религиозная вера. Никто не видел, чтобы с приходом нового правителя и его клана что-то улучшилось, но все помнят, что с предыдущими лідерами было чуть-чуть лучше. Но все верят, что вот-вот произойдет чудо, и произойдет оно внезапно, сразу после выборов…

Словно библейское противостояние ангелов и демонов, в нашей «политико-религиозной» борьбе двух верований. Одни верят в дешевый газ и братство народов, а другие верят в бесплатные визы и высокие европейские зарплаты. 

Вера эта ни чем не подкреплена. Ни дешевого газа, ни бесплатных виз, ни дружественного народа, ни высоких зарплат у нас как не было, так и нет. Со временем братский народ все менее дружествен, газ все более дорогой, визы все более недоступные, а зарплаты все более мизерные. 

Повторюсь. Мы все верим в чудо. В чудо волшебного решения наших проблем. Верим, что там, далеко знают, что для нас будет хорошо. Верим в то, что в России или в Америке есть умные и добрые дядьки, которые все придумали и действуют по плану. И в этом плане, обязательно есть место каждому из нас. Со всей нашей ленью, беспечностью и безрассудностью. И как только они победят, то о нас сразу же позаботятся. Самая настоящая религиозная вера в благо на потом. Только в религии это благо наступает сразу после смерти. А у нас, после выборов. Выборы нам представляются чем-то вроде страшного суда. Где противники будут покараны, а сторонники одарены. 

И тем не менее политико-религиозное противостояние четкой линией делит наше население на сторонников той или иной политической секты. Сторонники, которые готовы не только преследовать, но даже убивать в буквальном смысле своих оппонентов.

Мы уже говорили о печальном украинском факторе, который, по сути, подменяет собой политику. В Украине нет идеологической политической борьбы. В Украине есть только клановые интересы. И эти клановые интересы, успешно получается отстоять, лишь в том случае, когда какой-то клан, замаскированный под политическую партию, находится у власти. С помощью власти и административного аппарата, очень удобно приумножить свое клановое благополучие. А с помощью провластного репрессивного аппарата судебной системы и силовых ведомств, происходит расправа с противоборствующим кланом. И это некоторыми воспринимается как торжество справедливости, а не передел сфер влияния.

О сознании избирателей, которые ходят на выборы в Украине, можно поговорить отдельно. Основная масса избирателей, посещающих избирательные участки, были сформированы как личности еще во времена СССР. Сам выбор, для такого избирателя является серьезным и мучительным процессом. Это напоминает мне поговорку «не бери тяжелого в руку, а дурного в голову». Слово депутат для нас стало ругательным. Депутат - синоним слова корыстолюбец, который живет лучше самого избирателя. А вовсе не представитель народа. И выборы для избирателя не связаны с новыми возможностями в их личной жизни. Они не полагаются на свои силы. А по-детски ждут чуда от выборов. То «покращення», то «життя по-новому».

Единственной ловушкой ума у избирателя является последовательность его выбора. Если он проголосовал за какого-то лидера или его партию, то даже вопреки очевидным ухудшениям, избиратель не желает признавать ни себе ни знакомым, что он совершил неправильный выбор.  Теперь является заложником своего выбора. Вопреки логике.

Наглядный пример – это пока что действующий нардеп Александр Жолобецкий. Он был активистом партии Промышленников и предпринимателей и последователем Анатолия Кинаха. В 2004 году Кинах стоял на майдане в оранжевом шарфике и говорил о том, что Янукович рецидивист. Жолобецкий поспешил рассказать все своим знакомым о высказывании Кинаха. Однако в 2007 году Кинах перешел в лагерь Януковича. И Жолобецкий попался на ловушку ума последовательности и оказался заложником ситуации. Поэтому он вынужден был оставаться лагере оранжевых сил и накануне очередных выборов 2010 года войти в орбиту Вадима Мерикова, который возглавлял на тот момент «Фронт Змин».

Вместо независимости 

Политику в других государствах определяет партия с четкими программами и задачами. 

Что такое государство? Это структура, в которой функции главы государства или какого-либо чиновника деперсонализированы. Иначе говоря, чиновнику или главе государства отводится функция, с которой он должен справляться, не зависимо от личного убеждения или предпочтения или политической ориентации. Он должен продолжать начатое, и улучшать или упростить сложившиеся бюрократические трудности для получения общей выгоды. 

И если в других странах партия ориентирует своих последователей как на внешний вектор сотрудничества, так и на приоритеты в инфраструктуре и социальной программе. То есть избиратели других стран четко понимают, что если к власти придут республиканцы, то дружить они будут с такими-то странами, а если демократы, то с другими. Если победят «Виги», то акцент будет сделан на развитие инфраструктуры, но урежут социальные выплаты, а если победят «Тори», то наоборот, улучшатся социальные стандарты, но глобальной перестройки не будет. 

А Украина не относится к такому обществу. Но это не означает, что Украина, как государство, вовсе не организована. Украинское общество представляет собой скорее «вождество» чем государственность как таковую. В Украине в зависимости от личности министра меняются его полномочия. А в зависимости от личности президента меняется и конституция, и форма правления. То президентско-парламентская, то парламентско-президентская форма правления. А это кардинальные изменения - признаки вождизма, а вовсе не признаки последовательной преемственной государственной политики. 

Важнейшим фактором в понимании центра принятия решения служит представление о независимости вождя политического клана. Могу с уверенностью сказать, что в Украине «независимость» может рассматриваться лишь как независимость от одного центра принятия решения, в том лишь случае, когда Украина подыгрывает другому.

Но мы, все же, продолжаем бороться за независимость. Это наш как бы главный лозунг, национальная идея, так сказать, над которой уже смеется каждый, кому не лень. Да и мы сами. 

Мы не понимаем, что абсолютной независимости не бывает. Бывает лишь независимость от того, кто принимает решение. Но если мы сами не принимаем решения, то мы, отдаляясь от одного центра принятия решения, ложимся под другой центр принятия решения. Мы все время кому-то подыгрываем. Но вот играя на чьей-то стороне мы могли бы просить за эту игру себе что-то дельное. Могли бы. Но не просим. А почему? А потому, что не знаем, что именно нам нужно. Что у нас в приоритете, потому и не просим. Просим чудесного блага. Хорошей жизни так сказать и «незалежности». Мы полагаемся что какой-то центр принятия решения за нас все попросит. Москва, Вашингтон, Брюссель или Пекин. И думаем, что слушать этот центр принятия решения и беспрекословно подчиняться ему,  то такая политика. 

Кластерный глобализм 

В таком случае гораздо правильнее было бы четко понимать основные выгоды для населения нашей страны. И если эти выгоды были бы понятны каждому, то можно было бы формировать последовательную и преемственную стратегию. 

Стратегию, в которой не сложно понять к какому центру влияния примкнуть и что требовать взамен на подигрывание этому центру влияния. Выбрать свою нишу в глобальном распределении ролей государств. Проработать четкие приоритеты развития торговых и научных векторов. И под них развивать свою инфраструктуру и производство. Под эту нишу привлекать и развивать умы жителей государства.

Такая вот, своего рода кластерная или нишевая стратегия в глобальном мире с несколькими центрами влияниями. Своего рода кластерная модель глобального мирового развития. Или кластерный глобализм, как способ спасения украинской экономики.

Это бы минимизировало диаметрально-противоположное политическое метание. А позволило бы занять четкую и понятную позицию не только для временных вождей, но и для будущих государственных деятелей. Для формирования программ политических партий. И для рядового избирателя, который бы имел более понятные критерии выбора государственных деятелей при очередном голосовании.

НикВести Блоги / 19:23, 22 Марта, 2016
0
1879
comments powered by Disqus